И пришёл телезритель…

Послесловие, значит. Невозможно оставить книгу Ханны Арендт «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме» без послесловия. «…чтобы как-то объяснить то, что написано в этой книге, предпринимались попытки анализа психологических особенностей самой Арендт, об этом уже тоже много написано». Страница 421-я. Издательство «Европа». Москва. 2008-й год. Перевод Сергея Кастальского и Натальи Рудницкой. Послесловие, которое ввергает читателя прямо в тоталитарный ад. Автор Эфраим Зурофф. Понимаем, понимаем. Здоровый человек не мог написать такую книгу. «…отношение Арендт к предмету разговора не оставляет сомнений в её образе мыслей. Её книга, к сожалению, пронизана пренебрежением к жертвам холокоста и их лидерам (лидеры жертв холокоста!), к государству Израиль, к самому процессу. И хотя к Эйхману она тоже не испытывает никакого уважения, порою он всё же пробуждает у Арендт нечто вроде сочувствия к человеческим слабостям». Страница 421-я. Думаете, Ханна Арендт фашистский прихвостень? Что-то в этом есть. «…её язвительные, абсолютно клеветнические высказывания в адрес евреев …и в особенности их лидеров — куда более серьёзный недостаток, даже провал её книги. …подобная характеристика роли еврейских лидеров Европы во время Второй мировой войны абсолютно оторвана от контекста и не отражает реалий жизни евреев во время холокоста. Прежде всего, без внимания оставлен куда более серьёзный феномен, который в значительной степени повлиял на судьбу европейских евреев — активное сотрудничество с нацистами нееврейского населения почти всех европейских стран…» Страница 420-я. А что там лидеры жертв Холокоста? …а вот нееврейское население… а лидеры… а нееврейское население… И «…ещё об одном моменте… Ханна Арендт, несомненно, была блестящим политическим философом… К сожалению, её исторические исследования периода холокоста не соответствуют уровню её познаний в выбранной ею области философии, что в конечном счёте привело к теориям и утверждениям не только неточным, но чрезвычайно обидным и оскорбительным как для жертв, так и для тех, кто остался в живых». Страницы 420-я и 421-я. Где истина? Где обида? Короче говоря, Ханна Арендт нездорова психически, политически неблаго-надёжна, профессионально непригодна. Но это не главное. Ханна Арендт видела процесс своими глазами. Эфраим Зурофф видел его по телевизору. «…что касается меня лично, тот этот апрельский день 1961 года, когда мама усадила меня перед телевизором.., остался одним из самых ярких воспоминаний детства. Я помню, как она сказала: «Ты должен это видеть. Израиль схватил одного из самых главных преступников холокоста… Суд начинается сегодня». Впечатление, которое произвела эта сцена на еврейского мальчишку… трудно переоценить. …тогда в нашей семье впервые заговорили о холокосте…» Страница 417-я. Американская еврейская семья. Есть погибшие во время войны. Шестнадцать лет ни слова о Холокосте. Вдруг показали по телевизору, что Холокост существует… вот он, на скамье подсудимых! По-настоящему начинаю бояться телезрителей.

Comments are closed.