Базовые ценности

Бабы, водка, стихи, лошади. Бабы, водка, стихи, лошади. Бабы, водка, стихи, лошади. Чарльз Буковски давал интервью в течении тридцати лет. От сорока почти лет и до самого конца. Он говорил о многом, но в основном о бабах, водке, стихах и игре на скачках, то есть о вечном, об устройстве вселенной, о месте в ней человека и о загробном воздаянии. Своими словами. Лошадь, например, во многих символических системах означает смерть. Этого ли не знать старому запойному читателю Чарльзу Буковски? Бабы, водка и стихи тоже что-нибудь да собой символизируют. Его книга «Интервью: Солнце, вот он я!» Издательство «Азбука-классика». Санкт-Петербург. 2010-й год. Перевод Максима Немцова. Из-за этой четырёхчастной сквозной темы возникает эффект остановленного мгновения: и в сорок лет о том же, и в семьдесят… Остановленное мгновенье — это, как видно, расхожая немецкая тема, — Чарльз Буковски всё-таки этнический немец, — и показательно, что автором она не осознаётся, но создаётся. Всё остальное теряет здесь своё значение или становится предельно утилитарным. Дети, прохожие и классическая музыка — это только то, что в разумных размерах способствует, например, стихам. Забежит в комнату ребёнок — писатель отвлечётся от трудов и немного отдохнёт. Зазвучит музыка… За окном пройдёт человек… Общественные движения, обещающие своим членам едва ли не духовное преображение, ничего кроме потери времени не дают. Стихов не дают точно. Чарльз Буковски учитель. Собеседники иногда называют его гуру и правильно делают. На три четверти, если не больше, его книга состоит из духоподъёмных, душеспасительных и жизнеутверждающих максим. Она может применяться как книга на каждый день. Как кислородная подушка. Как спасательный круг. Не все из его афоризмов так уж оригинальны, но важнее то, как и кем они сказаны: одни и те же истины из одних уст принимаешь, а из других — нет. В предельно метафизической ситуации книги странно выглядит роль фбр. Время от времени представители бюро являются Чарльзу Буковски и задают вопросы. «…тусклая лампочка, рукопожатие, садишься в конце длинного стола, два парня задают хитрые вопросы, ловушки расставляют. Я им рассказал правду. Чтоб ни спрашивали, я говорил правду. (Жопа в мясорубку попадает, только если врёшь. Наверное, большие мальчики до этого уже допёрли.) Я подумал: и это Америка? Конечно, я подтверждаю, так всё и было на самом деле. У меня ещё рассказ есть об этом». Страница 125-я. Оставим в стороне очень даже возможные алкогольные галлюцинации: если фбр — бред, тогда и всё бред. В русском варианте: если фбр не существует, тогда всё позволено. Ссылка на рассказ проясняет ситуацию: фбр здесь только для того, чтобы дать Чарльзу Буковски тему для этого рассказа. Структуры базовых ценностей фбр не отменяет и не меняет: бабы, водка, стихи, лошади.

Comments are closed.