Начало

Я хотел, — если не мечтал, — прочесть книгу, которая бы начиналась так: «Во второй половине шестидесятых годов я, отчасти из познавательных целей, отчасти из иных, порою не вполне ясно осознаваемых мною соображений, неоднократно ездил из Англии в Бельгию, иногда всего лишь на день-два, иногда же на несколько недель». Это «Аустерлиц» В.Г.Зебальда, изданный в Санкт-Петербурге «Азбукой-классикой» в 2006 году. «В одну из таких поездок, которые, как мне казалось, открывали передо мной далёкий чужой мир, я, ослепительным весенним днём, прибыл в город, о котором прежде ничего не знал, кроме того, что он зовётся Антверпен». В этой медитативной манере книга выдержана до самого конца — я только что прочёл её. Мне встретилось одно неловкое предложение, — но, в общем, просто наслаждался чтением. Под покровом медитативности, которая есть, я думаю, обезболивание, только и можно выслушать историю Жака Аустерлица, вобравшую в себя, кроме всего прочего, концлагерь Терезиенштадт. От Набокова и Пруста, — они упоминаются на обложке в качестве приманок, — есть бабочки, боярышник и имя Вера в честь, наверное, Веры Набоковой. Всё остальное — сам Винифред Георг Максимилиан Зебальд.

Comments are closed.