Паскаль Киньяр. Первая четверть

Городок Мен-сюр-Луар – вот теперь придётся регулярно писать это длинное странное название. Как хорошо было у Ын Хигён в романе «Тайна и ложь» – «городок К.» И всё. И как хорошо было у Франца Кафки в «Замке»: «…К. прибыл поздно вечером». Просто К. А тут: Мари-Жозе Вир из Мен-сюр-Луар. Язык сломишь. Да, это роман Паскаля Киньяра «Американская оккупация», изданный аст, «астрель» и вкт – только втроём они смогли с ним справиться. Перевод Ирины Волевич. Москва-Владимир. 2010-й год. Я добрался уже до страницы 53-й. Только что Патрик Карьон «…всунул пенис ей в рот». Имеется в виду рот Мари-Жозе Вир. В рот — потому что это, как сказано в аннотации, «…пронзительная и поэтичная история о силе и хрупкости любви». И эти слова на самом деле соответствуют действительности, если, конечно, не вынимать пенис из контекста. Но и держать его там постоянно тоже ведь не будешь. К тому же Мари-Жозе отказалась. Патрик и Мари-Жозе несколько страниц были детьми, а сейчас они четырнадцатилетние подростки. Патрик Киньяр поместил их любовь не то чтобы в чащобу штампов, и не то чтобы в бурелом стереотипов, но в лес символов, в котором пачка lm, джаз или джинсы становятся именно символами превосходства американской культуры над другими – и не только над русской, как нам иногда кажется. Выражение «сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст» — могло быть и французским, если заменить в нём, например, слова «играет джаз» на «пьёт кока-колу». Пятидесятые годы двадцатого века. Идёт третья мировая война, которую один циничный советник президента Трумэна назвал «холодной»: русские месят восставших берлинцев и венгров, американцы — всех остальных. Американцы как раз разворачивают военные базы во Франции, в том числе и в Мен-сюр-Луар. Начинается французское движение Сопротивления против американской оккупации. «На дорогах, ведущих к базам нато, стали появляться лозунги «us go home»; крупные белые буквы на обочинах шоссе, на стенах заводов, на парапетах ремонтируемых мостов были видны издалека. …они разливают по асфальту масло перед проездом американских автоколонн, после чего машины идут юзом и падают вниз с откоса. …они подсыпают сахар в баки коричневых «тандербердов» и «фордов», чтобы офицеры и солдаты сидели по казармам и захотели поскорей вернуться домой». Страница 26-я. Русская современная ситуация почти равна ситуации французской полувековой давности – lm здесь, джаз здесь, джинсы здесь, натовские автоколонны здесь. Не хватает ячеек Сопротивления. Патрик и Мари-Жозе, однако, целиком на стороне сша. Не позже шестого класса они собираются даже туда бежать. Однажды Патрик попытается остановить подпольщиков, расписывавших стену дома его родителей антиамериканскими лозунгами, и получит травму головы. На его счастье мимо ехали солдаты-янки – они-то его и спасли. Патрик знакомится с настоящими американцами, слушает настоящий джаз, пьёт настоящее пиво. А раньше он рылся в мусорных баках возле военной базы, пытаясь выудить из них что-нибудь стоящее. Теперь всё у него будет ок. Мари-Жозе Вир должна подумать о своём поведении.

Comments are closed.