Урок Ын Хигён

Коррупция для предпринимателей — это как яйца для плохого танцора — универсальная отговорка. Не смог начать дело — коррупция, просадил предприятие — корупция. Не будешь же называть себя плохим танцором, верно? Я вот тоже практически Уоррен Баффет, но яйца… На судьбу отдельного человека коррупция, естественно, может оказать влияние, а на экономику в целом — нет. Уровень развития экономики, темпы её развития, её структура никак не связаны с пороками общества, вроде коррупции, которые мы обычно считаем сдерживающими факторами для её развития. Более того, коррупция — это часть капиталистической экономики: убери её и всё рухнет. Анти- коррупционная волна, которую сегодня поднимают буржуазные средства массовой информации, объясняется лишь стремлением найти крайнего, когда дела пошли не очень хорошо: сейчас виноваты мздоимцы, состоящие на государственной службе. Время спустя в неудачах экономики будут обвинены сами капиталисты. А потом снова мздоимцы. Никогда не бывает в бедах общества виноват простой народ, то есть телезритель, потому что он является потребителем этих разводок, включая коррупцию, и если обратить критику против него самого, он выключит телевизор. Что будем тогда делать? По улицам нельзя будет пройти! Ын Хигён в романе «Тайна и ложь» хорошо описывает ситуацию несвязанности экономики в целом и коррупции. Перевод романа выполнен Ли Сан Юн. В шестидесятые годы, когда Корея закладывала фундамент своих будущих экономических успехов, Чон Чонук, главный герой романа, был занят в строительном бизнесе. В какой-то момент он пробил главную фишку тендеров, — да, фишка — это именно то, о чём вы подумали, — объявлявшихся правительством на строительные подряды, и начал регулярно их выигрывать. При этом Чон Чонук был честный малый — полученные подряды он всегда выполнял сам и тщательно следил за качеством строительства. Потом его подставили, но подставить можно любого, а не только коррупционера. Другие победители тендеров открыто передавали контракты субподрядчикам, не интересуясь далее качеством выполненных по ним работ. То есть они делали свой бизнес исключительно на перепродаже контрактов. Кроме того, Чон Чонук привнёс методы, которые использовал в строительстве, в свои отношения с местными органами власти, с учреждениями образования и армией. Чон Чонуку, видите ли, пришлось отмазывать своего сына от армейской службы вообще и от службы на линии, разделяющей Южную и Северные Кореи, в частности. В Сеуле служить лучше — это все знают. Чон Чонук умер своей смертью в возрасте едва ли не восьмидесяти лет. Он никогда не был судим. В Корее, кроме того, широко распространены беды, которые в моей стране встречаются лишь в отдельных местах: клановость, кумовство и регионализм. Ын Хигён посвятила им тоже много горьких строк. Что же экономика? На каждом шагу можно увидеть корейские автомобили, станки, инструмент. У меня есть корейский фотоаппарат. Не думаю, что у кого-нибудь из корейцев есть фэд. Поставьте задачу: корейцы должны ездить на русских автомобилях. И может быть, о коррупции вы никогда больше и не вспомните.

4 Responses to “Урок Ын Хигён”

  1. sergei:

    а вот и нет: знаю одного корейца, у которого не только фэд, но и зенит есть.

  2. admin:

    Твой кореец — коллекционер диковинок.

  3. admin:

    А-а-а, понял! Это наш кореец! Местный.

  4. sergei:

    Тамошний.