Пьяные корейцы: чего от них можно ожидать?

Корейцы пьянеют не только от алкогольных напитков: Ын Хигён в романе «Тайна и ложь» упоминает корейцев, пьянеющих «…от личных впечатлений, наслаждения высокой поэзией и изящных сочинений…» Страница 5-я. Но мы под пьяными корейцами будем понимать корейцев, опьяневших именно от алкоголя. Других наркотиков, за исключением табака, кофе и чая, Ын Хигён не называет. Роман перевела Ли Сан Юн. Пьяные корейцы ищут опасных, а иногда смертельно опасных, приключений: «…однажды ночью, будучи сильно пьяным, он вышел в море на рыбацкой лодке, и она перевернулась». Страница 16-я. Или: кореец напился и «…успел поучаствовать где-то в пьяной драке: рука его была порезана и из раны текла кровь». Страница 27-я. Вообще, пьяные корейцы не умеют держать себя в руках: «…держал нож, был пьян, возбуждён — в таком состоянии, что уже не контролировал себя». Страница 28-я. Нож умеют держать, а себя — нет. Пьяные корейцы не только посягают на здоровье других, но и сами оказываются объектом преступных посягательств: «…его, очень пьяного, кто-то ударил по голове железной трубой и забрал кошелёк». Страница 165-я. Не исключено, что именно пьяные корейцы нападают на своих пьяных земляков, а трезвые корейцы живут мимо их братской междоусобицы. Пьяные корейцы не отказывают себе в удовольствии гонять в автомобиле по ночным дорогам: «…в пьяном виде ночью вёл машину. Более часа… по загородной дороге… на повышенной скорости… остановился перед обрывом. …затормозил на крутом повороте …машина пошла юзом …края передних колёс (где у колёс край?) почти висели над обрывом…» Страница 113-я. Ночная пьяная езда в Корее содержит суицидальный подтекст: герой собирался отпустить педаль тормоза. Пьяные корейцы за рулём — не преступники, а неопознанные до времени пациенты психиатрической клиники, но и в Корее ими занимается в первую очередь полиция: «…попалась за рулём в пьяном виде». Страница 149-я. Пьяные корейцы, в основном женщины, отваживаются даже на сексуальные домогательства, которых в романе описано достаточно: «…кажется, я опьянела. — Вижу. — У меня к вам разговор. — Знаю. — Выходит, разговор уже закончен? — Да.». Страница 143-я. Трезвый кореец не даёт превратиться роману Ын Хигён в эротическую историю. Пьяный кореец почти всегда есть социальный протестант — от забастовщика и бунтовщика до человека, который просто портит настроение стоящим выше на социальной лестнице: «…говоря откровенно, я жалею о том, что работаю с вами. Окончательно опьяневший помощник довольно дерзко посмотрел на… (своего начальника) …я у такого дилетанта как вы бегаю на побегушках, поэтому моя жизнь такова, как говорится, что я хоть и встал в очередь, но только не туда». Страница 179-я. Корейские боссы, видимо, не усвоили ещё правило, что пить надо исключительно со свободными по отношению к себе людьми, и ни в коем случае не с подчинёнными и, крайний случай, с наёмными работниками. И наконец, пьяные корейцы используют опьянение как алиби: «…понимал, что опьянел, но это было к лучшему». Страница 179-я. Да, был пьян — ничего не помню. Вот и всё, чего можно ожидать от пьяных корейцев. Наши люди.

Comments are closed.