Священный напиток корейцев

Корейская водка называется сочжу. Если верить роману Ын Хигён «Тайна и ложь», — перевод Ли Сан Юн, — её можно пить днём: «…они пили водку средь бела дня, и вкус ее был превосходным», страница 11-я, — вечером — «…говорят, если пить водку, глядя на закат, то сбудутся желания, мы никогда не состаримся и будем жить хорошо долго-долго», страница 141-я, — и ночью — «…виной тому была водка, которую он пил допоздна», страница 152-я. Допоздна — герой пил водку всю ночь напролёт. По утрам корейцы пьют не водку, но бульон: «… водки-то как много пил, но по утрам никогда не просил бульона. Не хотел беспокоить домашних, вот почему». Страница 195-я. Водка — всеобщий уравнитель: «…накануне отъезда столичный инженер пил водку вместе с Туманом и Чаном». Страница 98-я. Туман — тракторист, а Чан — водитель грузовика. И ничего, пили и разговаривали, едва не целовались. Водка — посредник в соглашательской социальной политике: «…о, господину режиссеру хочется выпить водки? Ничего не поделаешь. Ну, все, надо идти пить водку». Страница 62-я. Бутылка водки — орудие пролетариата: «…Время шло, и рабочие уже грубо ругались, швыряли бутылки из-под водки и, затеяв даже драку, разбивали окно конторы, выбрасывали оттуда телефон и приходно-расходные журналы». Страница 70-я. Водка важнее интересов предприятия: «…внимание Чана (водителя грузовика) и Тумана (тракториста) было сосредоточено больше на чарке с водкой, чем на работе фирмы, о которой совсем не стоило беспокоиться». Страница 98-я. Водка — безотказное снотворное: «…из-за водки, он уснул, тонко похрапывая». Страница 156-я. Корейское правительство ограничивает потребление водки в определённых, строго оговоренных законом случаях: главный герой романа «…вместе с начальниками уездного управления пил водку. Как следует из исправленного два года назад закона о выборах, во время избирательной кампании официально запрещались ночные увеселительные мероприятия, собрания родственников и, конечно, церемонии начала строительных работ, поэтому с тех пор, как они выпивали последний раз, прошло много времени». Страница 36-я. Но водка остаётся напитком патриотов: «…В то время, когда все жители деревни ринулись смотреть пожар, молодые люди, спрятавшись.., изливали свою печаль, думая о захваченной врагами родине, и всю ночь пили водку, чтобы избавиться от страха». Страница 57-я. У водки есть запах и он важнее имиджа: «…от него пахло водкой и, как у человека, долго сидевшего на одном месте, брюки над коленями были сильно мятыми». Страница 101-я. Водка важнее университетского диплома: «…на водку и покер ушли все деньги на обучение». Страница 101-я. Водка важнее любви: «…пил в одиночестве водку, не отводя взгляда от стула, где сидела (когда-то сидела) студентка». Страница 110-я. И самое главное: водка — священный напиток, который используется корейцами как в таинствах христианских — «…накануне Рождества он подарил ей заколку с искусственным жемчугом, потом они съели стейк и выпили водку, а затем всю ночь бродили вдвоем в центре города…» Страница 108-я, — так и в обрядах языческих — «…он совершил большой поклон, полил водкой на могилу, как полагается, одним залпом выпил оставшееся в бутылке…» Страница 156-я. Основа для взаимопонимания: есть лакуны, которые корейцы могли бы заполнить, обратившись к опыту своих северных соседей.

3 Responses to “Священный напиток корейцев”

  1. sergei:

    а про макколи местное там ничего не пишут?

  2. admin:

    А что это?

  3. admin:

    Тут описывается кухня провинции Чолла: редька маринованная вместе с пресноводными рачками. А про мокколи — ничего.