Защитим наших детей от художественной литературы!

Читатели художественной литературы — это люди, у которых на месте глаз — мозоли, на месте мозга — хрящ, на месте души — жир. Принято считать, что читатели такие тонкие, такие нежные, такие даже воздушные, как мясо телят, которых отпаивают пивом. Но это верно в отношении тех из них, кто находится в начале читательского пути. Через несколько лет чтения читатель перестаёт быть человеком. Настоящий читатель — это набор субпродуктов. Исключения случаются — не без этого: патологоанатомы, например, тоже плачут. Иногда. Современные литературные произведения строятся из расчёта на то, чтобы пробить омертвевшие читательские ткани, добраться до остатков читательских чувств, мыслей, души и их омертвить. Отношения литературы и читателя имеют параллель в отношениях танка и противотанковой пушки, самолёта и зенитки, телевидения и телезрителей. Снаряд мощнее — броня толще; самолёт быстрее — зенитка скорострельнее; к часу ночи, когда телезритель отупевает, телевидение начинает показ секса и насилия — иначе к душе телезрителя не пробиться. Да, отсюда эвфемизмы — «пробудить в душе читателя», «достучаться до сердца телезрителя». Из противотанкового гранатомёта достучаться! Каждый год в России умирает примерно один миллион пятьсот тысяч человек: год — меньше, год — больше. Каждый день — делим, делим, делим, — умирает под пять тысяч человек, каждую минуту — три-четыре-пять. Большая часть этих людей — я надеюсь — умирает как положено — в своей черёд, в своём доме, в окружении близких и любящих людей. Но меньшая часть — не столько умирает, сколько погибает и часто в мучениях невообразимых. Кого-нибудь волнуют эти люди? Вы слышали о начальстве, которое пострадало за смерть одного миллиона пятисот тысяч русских человек? На чьё-то счастье русские умирают, в основном, небольшими партиями от одного человека. Но иногда, когда на небеса уходит большой этап, люди вдруг начинают кричать: больно, больно, больно! Сие есть души не вполне ожиревшие: агитпропу минус. Он об этом знает. Появление «Архипелага гулага» А.И.Солженицына в списке книг для обязательного чтения средней школы будет иметь очень серьёзные последствия. Мужик с топором на школьников уже не действует. Среди них могут вырасти на самом деле чуткие и мыслящие натуры. Пусть их теперь атакует А.И.Солженицын: выше зла, им описанного, ничего нет на свете и быть не может. Гулаг, к ноге! Гулаг, ату! Потери населения России в конце двадцатого — начале двадцать первого века — это же не репрессии! Вы понимаете? Они сами умерли. Они сами бежали. Приходи теперь любая беда, — но только не в форме нквд, — тебя уже оправдали. А.И.Солженицын в школе — результат деятельности умного, дальновидного и мыслящего зла. Мальчики и девочки, овладевайте высшими достижениями русской литературы! Ороговевайте!

5 Responses to “Защитим наших детей от художественной литературы!”

  1. vicm:

    Все правильно. Только как быть с теми тысячами безвинных, кто сгинул в ГУЛАГе? Забыть о них, потому, что в 1990-2000 гг. России тоже плохо?

  2. admin:

    Что значит «безвинных»? Что значит «сгинули»? Ведь «сгинули» — это «пропали без следа». Если пропали без следа — почему в гулаге? Может быть их волки съели? Забыть о ком? О съеденных волками? Не забыть? Что это значит? Включить в список обязательного чтения средней школы?

  3. admin:

    И что значит «тоже плохо»? Так же плохо, как во времена сталинских репрессий? Где же наш А.И.Солженицын?

  4. admin:

    Что значит «с теми тысячами»? Их же миллионы?

  5. admin:

    Вот сидят дети: давай, перед ними выкладывать трупы погибших за тысячу лет русской истории! Может быть, просто покажем мумию В.И.Ленина?