Скажите, что страхи мои напрасны

Русскую армию заманивают в Афганистан, как какого-нибудь подростка в шайку. Плохие мальчики пускают в ход нехитрые психологические приёмы и словесные фокусы, но действенные. Подросток сопротивляется. Русские с англосаксами — братья по оружию. Вот! Наши вертолётчики, рискуя жизнями и счастьем своих семей, вывозят с территории занятой общим врагом семнадцать тонн американского авиационного металлолома. Они заслужили, чтобы их потрепали по щеке. Они сделали это. Они уже там. Ещё не армия, но намёк на неё. Ты хочешь, чтобы и тебя потрепали по щеке? Мы можем дать поддержку слабым, попавшим в беду белым братишкам. Очень важно, что мы сильные, а не слабые — так вновь обретённое братство легче перенести. Да, враг моего врага — мой друг. Согласен. Но кто из двух? Тот или этот? Тот, который ведёт против нас героиновую войну, разумеется. А кто из них ведёт против нас героиновую войну? Ну, это же очевидно, чувак! Тот, кто при помощи военной оккупации способствовал десятикратному росту производства опиатов? Или наши враги — афганские садоводы, полеводы и огородники? Полеводы, чувак! Они наши враги. Но разве мы не мечтали быть транзитной страной: из Европы в Азию — оружие и войска, из Азии в Европу — героин и гашиш. И от этого транзита нам перепадает, и от другого. Да ты я вижу слабак, чувак! Хочешь походить на своего папу, двадцать лет назад травмированного моджахедами, и до сих пор не оправившегося? Разве ты не хотел бы кое-что доказать папиным врагам? Каким врагам — мы не решили ещё этого вопроса. Вернуть кое-какие долги? Какие долги? Подросток упирается, но аргументы серьёзные — братство, конкуренция с папами, месть. И вот ещё что, чувак… ведь Афганистан — это центр Евразии — через него пойдут все главные трубопроводы нашего века. Из Ирана в Китай, из Туркмении в Индию. Если мы конкретно оседлаем хотя бы один из них — всё, мы обеспечены по гроб жизни. По груз двести. У тебя будет новый велосипед, чувак. Велосипед! Или мотоцикл на колёсиках! Но подросток учёный — он не сдаётся. Он молодец. И в этом нет ничего удивительно. Но удивительно то, что никто не приходит ему на помощь. Никто как будто не хочет отогнать от него плохих мальчиков. Когда речь заходит об Афганистане, все профессиональные пацифисты, защитники детей, сторонники международного и гуманитарного права испаряются как по команде. С Запада — гранты, с Востока — дозы. У нашего подростка нет друзей. Ему придётся нелегко в этой жизни.

2 Responses to “Скажите, что страхи мои напрасны”

  1. vicm:

    осталось меньше двух месяцев

  2. admin:

    Высылай коньяк.