Виноват, всё время виноват

Демократия — это бесконечная вина: сколько не делишь права гражданина на обязанности гражданина всегда получаешь вину гражданина. Например, святая обязанность гражданина заключается в том, чтобы участвовать в голосованиях, референдумах, плебисцитах и прочих актах волеизъявления. Гражданин идёт и голосует, наивно полагая, что сделал всё, что мог, но очень часто обнаруживает, что избраны не те люди, за которых он голосовал и приняты не те решения, сторонником которых он был. — Где же мои избранники? — спрашивает гражданин. Тут выясняется, что проголосовать мало, надо ещё предпринять усилия для того, чтобы проконтролировать людей, которые заняты организацией волеизъявления. И если с организацией волеизъявления что-то было не так, необходимо включиться в борьбу за пересмотр итогов, за отмену итогов, за принятие решений, которые бы… Большинство из этих действий требуют от гражданина профессиональных юридических знаний, навыков и бездну времени. А они есть не у всякого. Вина! Выясняется, что гражданин — это профессия и, может быть, даже основная. Мало того, и счастливый гражданин, оказавшийся в составе победного большинства, с тоской выясняет, что ему предстоит постоянно наблюдать за своим избранником, следить за его поведением, моральным обликом и знать, как он голосует в парламенте по тем или другим вопросам, большая часть которых, относятся к вопросам предельно специальным и требуют соответствующих знаний. А как же работа, семья и дети? Вина! Кажется, что слова «участие», «наблюдение», «пересмотр» и так далее нейтральны, не несут в себе никакой дополнительной нагрузки, но применительно к демократическим процедурам они почти всегда есть скандал. Гражданин — не просто профессионал, он профессиональный скандалист. Гражданин схож с владельцем отечественного автомобиля, который должен помимо навыков вождения уметь пользоваться хотя бы отвёрткой, иначе его четырёхколёсная гремучая демократия вряд ли куда-нибудь поедет. Вина! У политической элиты, как у всякой другой корпорации, есть продукт. Она выделяет демократию, правда, не слишком расположенную к пользователю. Но в отличие от автовладельца, гражданин вынужден пользоваться только той маркой демократии, которую ему предлагают — на этом рынке нет никакой конкуренции. Иногда от отчаяния он готов пойти в ближайший политический салон и приобрести монархию или даже однопартийную диктатуру, но выбора нет. Он вынужден маяться с тем, что дают. Бесконечно. Демократию невозможно удовлетворить точно так же, как какую-нибудь нимфоманку, если не иметь равных ей выдающихся способностей. Гражданин не гигант — виноват гражданин.

Comments are closed.