Приходи, если смелый

В 1897-м году бразильская республиканская армия уничтожила несколько десятков тысяч человек, собравшихся в одном из глухих степных посёлков в карнавальном штате Байя. Люди ожидали возвращения португальского короля Себастьяна, который должен был выйти из океана и подготовить Землю к пришествию Иисуса Христа. От двадцати пяти тысяч — как пишут в рекламных объявлениях, — но не рублей. Коллективное хозяйство, жилищное строительство, дома для престарелых, больницы, водоснабжение и огромный храм, тучные стада, плодородные поля — дела у монархистов-коммунистов шли в гору, несмотря на то, что в посёлок стекалось огромное количество старых, больных и увечных людей. Община не отказывала никому. Работники налоговых органов — даже бывшие — были единственными, кому вход в посёлок был заказан. Сектанты считали, что мытари в силу своего естества могут разрушить общину изнутри. Эуклидес да Кунья, один из семи спасшихся свидетелей резни, рассказал в своей книге «Сертаны», что нигде и никогда не видел такого числа больных и инвалидов. Они ждали избавления от своих мук. Бразильская республиканская армия принесла им его. Книга да Куньи легла в основу романа Марио Варгаса Льосы «Война конца света». Москва, «Радуга». Перевод Александра Богдановского. У каждого, по-видимому, демократического режима возникает соблазн быстрого, решительного и окончательного решения какого-нибудь острого социального вопроса, например еврейского. Еврейский вопрос здесь приведён для образца. Бразильская армия, грезившая о счастье народа на основе технического прогресса и демократии без парламента, в результате четырёх военных экспедиций избавила северо-восток страны от огромного числа инвалидов, умственно неполноценных и криминальных элементов. Немецкие национал-социалисты вели беспощадную борьбу против шизофреников и гомосексуалистов. Американская пропаганда не вспоминает каждый день о химических кастрациях представителей низших рас, практиковавшихся ещё едва ли не тридцать лет назад, а зря — это добавило бы демократическому эталону  глянца. А помните протонацистское ожидание смерти всех совков? Оно владело передовыми демократическими умами России в первой половине 90-х годов. И совки, между прочим, умерли. Никогда не приходилось слушать стариков, которые говорили, перебирая свои скудные пенсии: «Они хотят нас уморить»? Новый век — новые технологии: для достижения всеобщего счастья было решено использовать не армию, а бюджет. Но счастья нет, как нет. Демократия присматривается к новым слоям населения, которые мешают светлому будущему: где-то возникают отсталые провинциалы с их отвратительными требованиями работы, где-то — афганские радикалы со своими бестолковыми ребятишками. Появись себастьянисты сейчас, они тоже сделались бы площадкой для террористов всех мастей и крупнейшими производителями опиатов. К тому же опий в романе Марио Варгаса Льосы фигурирует. Всё готово. Новое появление короля Себастьяна не станет для демократии сюрпризом.

Comments are closed.