Жирное пятно на светлой скатерти капитализма

Воины капитализма во время последней гражданской войны сражались на бмв, «паджеро» и «мерседесах», а памятники стоят тридцатьчетвёркам. Недосмотр. Они сражались за лучшую жизнь, а в дорогой чайной на скатерти сидит жирное пятно, как оно сидело когда-то при ненавистном всем социализме. Капля пуэра – сто рублей, крошка грушевого штруделя – триста рублей. Цена влияет на вкус, конечно: пьёшь и ешь не еду, а деньги. Жуёшь имидж. Сосёшь статус. И жирное пятно в придачу. Мученики и герои, если бы они могли воскреснуть, сколько нефильтрованных упрёков мы могли бы услышать из их уст! Мы успокоились. Нам кажется, что счастье – это результат понижения или повышения ставки рефинансирования, что счастье монетарно. Нам кажется, что счастье источается правлением центробанка подобно тому, как тля источает падь. Мы думаем, что от нас ничего не зависит, но признаемся себе — это не так! Как много вокруг нас проблем. Как много предстоит ещё сделать, чтобы воплотить в жизнь идеалы лучшего на земле общественного устройства. От нас, простых фраеров, зависит очень многое. Да что там… Даже лохи и лохушки могли бы принести свою лепту на алтарь капитализма. В смысле, ещё раз принести – кроме того, что они уже принесли. Принести несколько раз. А лучше — нести постоянно. Но равнодушие… Я никого не обвиняю – я и сам знаком с равнодушием не понаслышке. То жирное пятно, о котором я говорил в начале, ведь это я его видел! И видел совсем недавно. Будь я человек неравнодушный, я мог бы подозвать ту ленивую официантку и жёстко ей навтыкать. Или пересесть за другой столик. Но от пересаживания с места на место, пятно не исчезнет. Пересаживание за другой столик есть моральная уловка. А навтыкание может привести к тому, что в мой чайник плюнут. Мне нужны эти головники? Если бы борьба за лучшее будущее ничего не стоила, может быть, и равнодушных было меньше. Но она стоит. Сто плюс триста. Рублями. Я пришёл пить пуэр и есть штрудель, а не выяснять отношения. Я поставил на жирное пятно блюдце и забыл о нём. Но те пацаны, которые погибли ради светлого будущего, в котором я сейчас живу – они бы мне поддержки не дали. Мне стыдно. Буду гадом, если официантки не уревутся, когда закажу свою кофе в своей кафе в следующий раз. Ради исполнения идеалов.

Comments are closed.