Продолжение реформ

Банковская деятельность в соответствии с отменой мной «одного варварского обычая» более не должна  лицензироваться». Любой человек имеет право заниматься тем, чем занимаются сегодня финансовые корпорации, то есть давать деньги в рост, брать деньги в рост, страховать риски, совершать, в общем, любые финансовые операции без ограничений. Между человеком и экономической реальностью не должно быть посредников. Свобода ростовщичества — вот о чём идёт речь. Хочу купить сто рублей сроком на один год. Хочу продать сто рублей сроком на один год. Давай объявление и жди отклика от всероссийской финансовой сети. Сумма договора купли-продажи денег государство интересовать не должно. Его интересует только процент с транзакции. За процентом следят роботы. Коллизию, описанную в романе Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание» можно прочесть, как символическое убийство государством мелкого ростовщика в угоду крупным финансовым объединениям. Родион Раскольников — государство. Понятно, что иметь дело с несколькими крупными институтами государству выгоднее, чем с сотнями миллионов мелких ростовщиков, но только в нынешней системе учёта, контроля и налогообложения. Когда же физические лица и корпорации полностью уравняются перед лицом налогового кодекса, а  налог будет браться с одной транзакции, государству придётся иметь дело непосредственно с гражданами — воскресить старуху-процентщицу. Банки в нынешнем виде прекратят существование и превратятся в свободные и текучие объединения кредиторов и заёмщиков, но к государству эти отношения иметь не будут. Введение налога с транзакций обрушит рынок посреднических финансовых услуг и, в том числе, тех, которые ныне считаются криминальными: лишнее движение денег будет лишь увеличивать сумму налога. Собственно говоря, промышленные корпорации тоже не будут наделяться значением юридического лица — все их денежные дела будут вестись через счета владельцев предприятий или указанных ими доверенных физических лиц. Промышленная корпорация, таким образом, будет свободным объединением граждан вокруг определённого средства производства. Например, вокруг токарного станка. Или грузовика. Избирательная система тоже должна претерпеть решительные изменения. Избирателями будут все обладатели уникальных номеров обывателя с момента их присвоения, то есть рождения. Естественно, до определённого момента — например, до двенадцати лет, — за обладателя уно будут голосовать родители или попечители. Образуется таким образом что-то вроде ценза многодетности — у кого больше детей — у того и голосов больше. Голосование будет производиться посредством перечисления одного специального избирательного рубля на счёт претендента на тот или другой государственный пост. Избирательными рублями можно будет торговать, аккумулировать и передавать другим претендентам. Свободное мы общество или что? Кто предъявит больше избирательных рублей — тот и пан! Роботы в реальном времени будут определять, кто сейчас в стране самый богатый и реально самый бедный. Возникнет твёрдая основа для оказания вспомоществования неимущим: просмотрел рейтинг, нашёл нескольких человек, находящихся на позиции от сто тридцати пяти миллионной до конца списка и послал им к ужину некоторое количество денег. Вместо молитвы.

One Response to “Продолжение реформ”

  1. […] у реформы начало, нет у реформы конца. Реформу финансово-банковской сферы мы в общих чертах завершили, с частной жизнью […]