Подлинная история романа «Свободу медведям!» Джона Ирвинга

Всё обстояло следующим образом. Юный американский гений Джон Ирвинг написал отличный, близкий к очень отличному, дебютный роман «Зигги», повествующий о двух переростках, студентах университета, не сумевших сдать какой-то там экзамен и отправившихся с целью испытать свою дружбу в мотоциклетное путешествие без плана, в результате которого один из них погибает, а другой попадает в рабство к хозяйке гостиницы. Всё. Прекрасно! Джон, садитесь, пять! Джон, входите в историю литературы! Джон, Вы гений! Джон, понимая о себе много, идёт в издательство, и правильно делает, но на дворе стоит, как на зло, год близкий 1968-му. И Джону говорят: Джон, мы ведём борьбу с коммунизмом. Сейчас, как никогда, важно лягать Советский Союз в каждом художественном произведении, будь это даже хокку. Перенесите действие романа поближе к Чехословакии и Венгрии, разверните его в прошлое и получите грант на продолжение обучения в Венском университете пропорциональный количеству строк в Вашем шедевре. Плиззз! Тогда Джон Ирвинг поднял свои студенческие экзерсисы, которые умещались на нескольких рукописных листках, и начал ваять. Действие романа он перенёс из Северной Америки в Югославию и Австрию, зловредного профессора сделал коммунистом, а копов, оккупирующих Северную Америку, превратил в советских солдат. Из краткой справки о военных действиях в конце Второй мировой войны в Югославии и Австрии он выделал биографию отца одного из двух мотоциклистов, — сил на прошлое второго мотоциклиста у Джона Ирвинга не нашлось, — а из воспоминаний о своих детских страхах – историю человека, которого забыли на ночь в Венском зоопарке – длинную, скучную и занудную. В третьей главе, на более чем ста страницах, он описал горячечный бред второго мотоциклиста, которому кажется, будто он сумел убежать от хозяйки гастхофа, освободить животных и продолжить дело уничтоженной автором англосакской разведывательной группы, которую составляли родные погибшего мотоциклиста. В учебно-экзаменационном угаре Джон Ирвинг не забыл даже привести список использованной литературы, но очень небольшой: с таким списком в советском университете он вряд ли мог рассчитывать на что-то большее, чем «удовлетворительно» за курсовую работу. Роман «Смерть медведям!» — туфта. А что же исходный «Зигги»? Отличный «Зигги» был назван первой главой пропагандистского сочинения и под толстым-толстым слоем двух последующих глав даже и не виден. Автор убил и главного героя, и его семью, и его роман. Но жертвы оправдали себя: ведь бархатные революции победили, верно?

Comments are closed.