Мой ЕГЭ

В воскресенье разговаривал с учителем сельской школы. « — Егэ сдавали? – Сдавали. – Хорошо написали? – Хорошо. – Много народу не сдало? – Один только пересдавал. – Пересдал? – Пересдал. — Помогали ребятам? – Помогали». Как не помочь односельчанам, а? И какой смысл в экзамене, в какой бы форме он не проходил, если экзаменаторы помогают испытуемым? В будущей России, когда снова введут смертную казнь, человеколюбивые экзаменаторы станут первыми, кого начнут казнить. По-видимому, по случаю егэ в сельской школе приснился архив жёлтого цвета. Что мне там было нужно, не знаю. Устройство архива напоминало устройство железнодорожных камер хранения советских времён, но только с ячейками значительно меньшего размера. В каждой ячейке хранились бумаги. В целом архив производил впечатление ультрасовременного предприятия. Навстречу мне быстрым шагом прошёл Второй Президент России Владимир Владимирович Путин. Он крикнул на ходу: « — Там тоже ничего нет!» и исчез в боковых проходах. План архива составляли главные оси и боковые ходы. На одной и, может быть, на самой главной оси сидел незнакомый мне радиожурналист. В руках он держал толстую, большого формата, как подшивка газет, рукопись или, может быть, такую особую гибкую книгу. Журналист посмотрел в рукопись и крикнул: « — Опись двадцатая, хранение восьмое». У журналиста было отличное настроение. Я недоумевал. « — Понимаешь, — сказал мне журналист, — вчера в прямом эфире я назвал номера ячеек, где могут храниться документы, интересные Путину. И вот он теперь проверяет, правду ли я говорил». « — И что? – спросил я». « — А ничего, — ответил журналист, — ничего пока не нашёл». Странно, ввёл Второго Президента России в заблуждение и нисколько не боится. » — Опять ничего! — крикнул Путин». Я представил себе, как Второй Президент, обегав все указанные ему ячейки, подходит к журналисту и укоризненно на него смотрит. Не дожидаясь Президента, я посмотрел на журналиста с сожалением, хотя и не понимал здесь очень многого. А он, посмеиваясь как ни в чём не бывало, назвал новую ячейку и новую опись. Всё это походило на какой-то экзамен. Неправильный экзамен. Или, может быть, это была такая хитрая и опасная игра. Журналист, придумавший её, однако, не волновался.

Comments are closed.