Расслабься и получи максимальное удовольствие

Как уверяет в своём романе «Морверн Каллар» Алан Уорнер, у шотландских тепловозников есть обычай: на каждый Новый год они реально надираются в стельку независимо от того, в смену им выходить или не в смену. Одного машиниста буквально заносили на руках в тепловоз: сам он не мог в него подняться. Занесли, посадили в кресло и пожелали счастливого горного пути. Начальство железнодорожной компании об этих пролетарских шалостях прекрасно осведомлено. Все знают, что в новогоднюю ночь можно и выпить и ничего за это не будет. И вот этот национальный, можно сказать, обычай вдруг был использован против отчима главной героини романа. Ему было пора выходить на пенсию. Последняя рабочая смена. Её специально назначили в ночь на первое января. Он, конечно, принял на грудь и вышел. И тут же его обвинили в том, что перед сменой он выпил «два имбирных с лагером». Страница 200-я. У нас бы просто сказали, что он был не трезв, а здесь фашизм: два имбирных с лагером! А если б он выпил водки? «Большие белые вожди (фюреры, как я понимаю) прихватили его. Приостановили выплату единовременного выходного пособия и пенсии из-за дисциплины». Страница 199-я. «…любят они подложить свинью старым коммунякам и профсоюзным деятелям. Мило подставили…», короче. Страница 200-я. Морверн Каллар тоже выгнали из супермаркета — за большой испанский рейв-прогул. Она запустила стулом в своего босса, который «забился под стол, выкрикивая что-то про полицию». Страница 205-я. Классовая борьба. Морверн Каллар уволена. Работы в городке нет. Ни для неё, ни для её отчима. Всё здесь на грани социального взрыва: из-за новой стриптизёрши едва не началось восстание рыбаков. Вдруг неожиданно появилась незапатентованная водка — просто водка. Никто дальше, чем на несколько дней вперёд не заглядывает. «…увидимся на следующей неделе, если революция не грянет…» Страница 212-я. Героине предлагают организовать революцию: «Мы поддержим, только это дело вам, молодым, надо проворачивать». Страница 210-я. А она получает очередной транш с того света от бойфренда, который свёл счёты с жизнью, — он переписал на неё наследство своего отца, его наследство она уже просадила, — и тут же срывается в Испанию. Рейвовать. До конца романа осталось пятьдесят страниц, но промежуточный итог можно уже подвести: если есть поп-музыка и наркотики, можно обойтись без социальной революции. Недавно наркотики и поп-музыка были важнейшими её ингридиентами, а теперь всё наоборот. Помни, товарищ, короче: какой бы приём ты не использовал в борьбе против правящего класса, в итоге он будет использован против тебя.

Comments are closed.