Шпион женится

Шпион в Англии — такая же обычная профессия, как водитель автобуса. Конечно, у этой профессии, есть свои особенности, как и у всякой другой, но о них все хорошо осведомлены и в общении со шпионом эти особенности учитывают. Например, шпиону бывает необходима жена. Несмотря даже на то, что наш шпион неоднократно заявлял о своей гомосексуальности, ему это бывает необходимо. Точно так же, как слесарю-сантехнику бывает необходим разводной ключ — гомосексуалист он или метросексуал. Некто Виктор Боунз, русский шпион и главный герой романа Джона Бэнвилла «Неприкасаемый», делает предложение сестре своего друга. Друг — сотрудник спецслужб. Сестра, а также папа и мама, наверное, тоже. Должны помочь русскому — существует же профессиональная солидарность. «- Послушай, — сказал я, — мне надо на тебе жениться». Страница 85-я. Вариант: у тебя есть разводной ключ? И ответ через ряд небольших пауз. «-Ладно, — сказала она. И положила трубку». Страница 86-я. Ключ есть, принесу завтра. «-Как я понимаю, ты действительно меня любишь?» Страница 87-я. Классный разводной ключ, правда? «- Да, — ответил я, — я тебя люблю». Страница 87-я. Нет слов, отличная штуковина. «-Знаешь, а я тебя не люблю, — тихо сказала она». Страница 88-я. А зачем ключу меня любить? «Знаю. Но это не имеет значения, не так ли?» Страница 88-я. Так, конечно. Но шпиону следует учитывать, что разводной ключ — говорящий. Ключи говорят, стены слушают. Для чего нашему конкретному шпиону нужна женитьба, правда, не очень ясно. Почти в течение ста страниц перед первой брачной ночью он уверял, что он гомосексуалист. По мне гомосексуалист — это некто действующий и действующий не один раз. А не только мыслящий себя действующим. Но в первую брачную ночь открывается нечто, позволяющее взглянуть на него другими глазами. «Секс оказался проще, чем я ожидал и побаивался. …её поразило и тронуло, что она вышла замуж за девственника тридцати одного года от роду». Страница 96-я. Короче, Виктору Боунзу пришлось оговаривать себя гомосексуалистом, чтобы закрепиться в определённых кругах британского общества. Как и любовь к Советской России — всё это было нужно для дела. Теперь ему приходится резко менять курс и в этом отношении, и в том. Надо. Окружающие понимают его затруднения и по мере сил и возможности, — без любви, но по обоюдному согласию, — помогают ему. Да пребудет та страна благословенной, в которой русские шпионы пребывают счастливыми.

Comments are closed.