На Россию, то есть на Европу

Русские шпионы — часть английского туристического аттракциона. Их здесь специально обучают, как аниматоров, и в самых лучших учебных заведениях страны. По крайней мере Виктор Боунз и его друзья учились в Тринити-колледж. Его Величество тоже закончил колледж двумя-тремя годами раньше. Виктор Боунз и Его Величество знакомы. Виктор Боунз рассказчик и главный герой романа Джона Бэнвилла «Неприкасаемый», который был опубликован в издательстве «Торнтон и Сагден» в 2003-м году в Москве. Перевод В.П.Михайлова. Я прочёл первые и отличные пятьдесят страниц, в течение которых Виктор Боунз знакомил меня со своим детством, своими университетскими друзьями и знакомыми, которые почти все шпионы, и с причинами, которые побудили его стать русским шпионом. Если бы он стал просто шпионом, это никого бы не удивило, а раз русским — то приходится оправдываться. У Виктора Боунза сложилась отличная формула оправдания: я работал не для русских, а для Европы. Браво! Остальные оправдания, правда, традиционны: во-первых, это алкоголизм. Большую часть времени друзья Виктора Боунза проводят в ресторанах и пьют, а меньшую часть времени — в картинных галереях, на виллах, в гостиницах, на пароходах и тоже пьют. Во-вторых, это писательство. Смешно сказать, но Виктор Боунз искусствовед, знаток, кроме всего прочего, английской акварели, журналист и литератор, точно такой, как и Чарли Маккабрей из романа Кирила Бонфильоли «Эндшпиль Маккабрея». В-третьих, это гомосексуализм, но гомосексуализм такой, знаете ли, который не запрещает иметь семью, детей, влюбляться и ухлёстывать за красивыми женщинами. Гомосексуализм словесный. А как приблизиться к правящему британскому классу не будучи гомосексуалистом? Вот и приходится распускать о себе слухи. Надо иметь в виду, что для низших английских классов гомосексуализм был ещё предосудительным занятием. Гомосексуалистов ловили на живца — в туалетах дежурили специально обученные полицейские со спущенными штанами, и если какой-нибудь мужчина  проявлял  интерес,  то получал свой Заксенхаузен-лайт — вылетал с работы. Факты в романе приведены. В качестве второстепенных оправданий указывается на философию — для Виктора Боунза это был стоицизм, а не марксизм, как может подумать поверхностный читатель, — и национальный вопрос — наш герой ирландец. Женщин здесь тоже хватает. Немотивированное путешествие наш герой уже совершил — в Испанию. Возможно, героя ещё ждёт алкогольный или наркотический трип. Но в отличие от прочих литературных героев Виктор Боунз ничего о шпионских проделках полувековой давности не скрывает. Он разоблачённый шпион. Его разоблачили английские спецслужбы, он провёл под домашним, наверное, арестом несколько десятилетий, а потом его предали публичной порке. С этой порки и начинается книга. Подлинный шпион — это публичный шпион. Надо думать об интересах турбизнеса.

Comments are closed.