Если бы Швейцария стала советской, она породила бы множество тайн, а не одну лишь тайну банковских вкладов

Культура не противоречит фашизму. Фашизм и есть культура. Одно из проявлений культуры. Когда в книге Гюнтера Грасса «Луковица памяти» кто-то задаётся вопросом «Как мы, немцы, создавшие классическую систему образования, могли породить фашизм?», хочется просто рассмеяться. Без классической системы образования не было бы никакого фашизма. Его не было бы и без расцвета немецкой музыки, науки, искусства и главное — без подъёма немецкой промышленности. Культура просто инструмент. Культура — это технический термин, как, например, молоток, шуруповёрт или виолончель. И фашизм — это просто инструмент. Но инструментом этим могут и должны пользоваться только культурные, то есть умные, умелые, тонкие, квалифицированные, опытные, ранимые, чуткие, профессиональные люди. Геноцид, где бы он не происходил, всегда и везде был результатом культурного превосходства одного народа над другим. Превосходство проявлялось не только в искусствах и науках, но и в умении выстроить собственное государство, в искусстве войны, в превосходстве оружия, в научном обосновании истребления и во многом другом. Хочешь мира — твори. Немецкие науки о человеке дали нам, например, прекрасные образцы немецкой нацистской пропагады. Из городов исчезали целые кварталы, населённые инородцами, а их соседи ничего даже не подозревали. Они смотрели на дым крематориев и ничего не видели. Не подозревали и противники нацистов — они тоже ничего не знали. Никто ничего не знал, а миллионы людей испарились. Почему бы этому фокусу не повторяться ещё и ещё? Культура не противоречит даже либерализму, как это не звучит смешно. И тем более, не противоречит она и коммунизму: всеобщая грамотность населения нашей страны целиком лежит на его совести. Десятилетняя средняя школа по немецкому образцу — тоже. Самая читающая страна — была страной коммунистической. То, что она теперь не самая читающая — просто результат деградации промышленности. Потребность в культурных людях сократилась. Хотя, возможно, существуют и иные причины, — я следую за романом Кристиана Крахта «Я буду здесь, на солнце и в тени», который только что издали в Москве «Литпром» и «Астрель», — разработана и уже используется «новая коммуникационная структура». Бесписьменная, без-образная. «И для чего ноумен языка переводить в небольшое количество электрических знаков? Почему бы сразу не запустить в пространство слово или предложение?» Страница 63-я. Как явствует из текста романа, это разработка советских учёных. Советских швейцарских учёных, скажу вам, если вы хоть что-то смыслите в псилоцибиновых практиках и прагматике параллельных миров.

Comments are closed.