И тебя перевербуем

Дело доходит до смешного: главный герой романа Роберто Боланьо «Чилийский ноктюрн» тоже оказался шпионом. Роман издан в 2006-м году в Москве в издательстве «Махаон». Перевод В.Кардаильского. Родители дали главному герою имя Себастьян. Себастьян Уррутиа Лакруа. Он католический священник. Берут ли они себе новое имя при посвящении в сан — не знаю. Но зато он взял себе новое имя при посвящении в литературные критики. В общем, у него могло оказаться целых два псевдонима и одно имя. В подлинности имени, кстати, тоже есть сомнения. В среде литературоведов он отзывался на Ибакаче. Фамилией Лакруа он подписывал поэтические опусы. Критиком он был чрезвычайно влиятельным. «…даже поэты из компартии Чили готовы были умереть, лишь бы я написал что-либо об их стихах». Страница 232-я. Одна треть из конструктора романных шпионов: литература даёт шпионам алиби на все случаи жизни. Люди не от мира сего, понимаете. Забредают во всякие сомнительные места, знакомятся со всякими проходимцами и всё для блага своих творений. Со второй частью конструктора, то есть женщинами, всё сложнее — целибат. Обет безбрачия. На странице 227-й возникает тема «…все мы, чилийцы, содомиты» и «…вы говорите, как специалист по минету». А, значит, и с этой стороны всё может быть в порядке с прикрытием. Хотя… до конца романа осталось восемьдесят страниц и всё может перемениться с плюса на минус. Непонятно складывается ситуация с алкоголем. Вроде бы человек не чужд, но прямо об этом не говорится. К странице 235-й у героя начинается какая-то странная, необъяснимая хандра, потеря интереса к жизни и так далее. Напрашивается путешествие. На странице 235-й в жизнь Лакруа-Ибакаче вторгаются сеньор Одейм и сеньор Ойдо. Фамилия Ойдо созвучна слову «ухо» — оидо, а фамилия Одейм, наверное, слову «глаз» в каком-нибудь из индейских языков. Оба работники экспортно-импортной конторы, хозяин которой, никогда здесь не появлялся. Они предлагают священнику отправиться в Европу под  предлогом изучения способов сохранения старых церковных зданий от воздействия окружающей среды. Первый на очереди из воздействий — голубиный помёт. Командировку выписали на один год, но обещали продлить, если что. Всё почти точно так же, как у товарища Ц. из романа «Временное пристанище» Вольфганга Хильбига: возьми кучу денег и поезжай на Запад писать рассказы. На Востоке, видите ли, плохо пишется. А товарищ Ц. на Западе написал в тетрадке одно слово — «Виза», но при этом выдал его за начало эпического романа. Лакруа, кстати, уже приплыл в Европу и сейчас ему будут показывать способы борьбы с голубиным помётом. Конструктор романного шпиона-бис: писательство, бытовой алкоголизм, гомосексуализм. Сложный случай: Лакруа уже состоял в «Опус Деи». Переменник.

Comments are closed.