Сходства и различия

Послевоенная Германия первых пяти лет и моя страна первых пяти и даже больше послесоветских лет очень похожи. С немецкой стороны свидетельства в пользу этого утверждения можно найти в книге Гюнтера Грасса «Луковица памяти», которая издана в Москве в прошлом году в издательстве «Иностранка». Перевод Бориса Хлебникова. С нашей стороны — свидетельствовать может каждый. Мою страну не бомбила дальняя англосакская авиация, но города так же лежали в развалинах как Кёльн, Гамбург и Дрезден. Согласно «плана Моргентау» Германия должна была распасться на десяток государств. В отношении Западной Германии этот план был отменён, но в итоге Германия всё равно распалась на две части, отделилась Австрия, огромные территории оказались в составе Польши, Чехии, России и даже Литвы. Моя страна распалась на девятнадцать по крайней мере частей: пятнадцать республик плюс четыре новых государства — Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия и Карабах. Часть из них попали под власть Соединённых Штатов, часть — Европы, часть — России. Закрытые промышленные гиганты, безработица, эмиграция высококвалифицированных рабочих и научных кадров, голод, пьянство, воровство. Миллионы людей изгнаны из своих домов по этническому признаку. Немецкий и русский народы — это народы разделённые. До сих пор. Германией правили люди, которые уверяли, что к преступлениям прошлого режима они не причастны, которые исповедовали показное, в нашем случае, телевизионное христианство и готовились к массовой приватизации, ваучеризации и залоговым аукционам. «Потом произошла денежная реформа. Она разделила всё на «до» и «после». …Она обесценила одно и вздула цены на другое. …Из множества нищих она отсортировала несколько нуворишей». И так далее. Страница 367-я. Знакомо. Знакома даже такая двусмысленность: денежная реформа «…оживила конъюктуру, из-за чего значительно увеличилось количество заказов для камнерезных мастерских», которые занимались изготовлением надгробных памятников. Страница 367-я. Гюнтер Грасс как раз работал в такой мастерской. Всё похоже, за исключением детали: наши денежные реформы, сколько бы раз они не проводились, обычно обесценивают сбережения, накопления и зарплаты. Но в Германии произошло что-то другое. «Почасовая оплата каменотёса составляла ту же сумму, но уже новыми деньгами, однако вскоре она была повышена ещё на семь пфеннингов». Страница 373-я. Семь пфеннингов! Гюнтер Грасс «…поигрывал звонкой монетой, радовал подарками родителей…» Страница 374-я. Такие странные дела. И там и здесь всё делалось под чутким руководством англосаксов. Но цели, видно, ставились разные.

Comments are closed.