Скудный опыт межнационального общения

Однажды ночью к нам в деревню приехали ребята на бензовозе. У них был магнитофон. Благодаря этому магнитофону я впервые услышал песню «Если в кране нет воды». Тот самый магнитофон, который уничтожил информационную изоляцию советского общества. Песня мне понравилась, но только я не знал, кто такие жиды. А спросить постеснялся. Ф.М. Достоевский объяснил потом. Однажды к нам в деревню приехали армянские строители. И мы пошли послушать их бригадира. Он сказал: «Когда я впервый раз сюда ехал, ребята мне рассказывали, как здесь люди живут. Я не поверил». Один из слушателей спросил: «Хорошо живём?» А бригадир хмыкнул. До сих пор не знаю, почему он хмыкнул: если мы жили плохо, а они хорошо, то почему они ехали к нам строить свинарники? Если наоборот, то почему он хмыкнул? Однажды к нам в деревню приехали греки, построили мост, получили деньги, уехали, а мост в ночь рухнул. В Греции живут хорошо, а у нас в деревне плохо. Однажды в моей деревне поселилась семья репрессированных чеченцев. Многодетная семья: три мальчика и девочка. Девочка училась хорошо, а мальчики выросли и стали грабить и убивать автомобилистов на трассе. С ними был один наш. Их поймали. Мама чеченцев приезжала и обещала русской маме, что выкупит ребят из тюрьмы. Давно это было. Не помню уже, выкупила, нет ли. Сказать можно всё, что угодно. Однажды я был дома один и вошла цыганка. Она сказала: «Мальчик, у меня маленькие детки. Они голодные, плачут. Дай для них какой-нибудь еды». Я оставил цыганку в доме, пошёл в — не помню как называется помещение — взял кусок сала побольше и принёс для детей. А цыганка сказала: «Мальчик! У меня такие маленькие дети и так плачут…» И я пошёл и принёс ещё кусок сала. И так я ходил несколько раз. Потом я дал ей яблок, груш, банку варенья и компот по её просьбе. Всё остальное она, по-моему, сама взяла. Она меня очень хвалила. Потом я, конечно, рассказал маме, что дал цыганке маленький кусочек сала. Я не хотел похваляться своей щедростью. Мама рассказала папе. Папа рассказал деду. Дед со смехом спрашивал: «Ну, внук, давай, рассказывай, как ты цыганку салом накормил?» Я что, был неправ? В общем, местность в этническом отношении была однообразной и даже скучной. Опыта межнационального общения — ноль.

Comments are closed.