Сталин. Пастернак. Яшвили

В воспоминаниях советских и антисоветских поэтов о себе и о них есть такая общая тема: как эти несчастные поэты не могли публиковать свои творенья в годы коммунизма и как им приходилось, чтобы не умереть с голоду, заниматься — страшно сказать — переводами. Видно, переводы — дело настолько было постыдное, что поэты отмахиваются от них, как от ублюдков: это, говорят они, ерунда; это так — написано левой ногой в пьяном бреду; это мы под пистолетом. Но вот предо мной сборник «Грузинская советская поэзия», вышедший в Тбилиси в 1954 году. Под одну обложку пост-сталинские нукеры согнали целую толпу великих грузин и великих русских. Из наших — Б.Пастернак, А.Ахматова, А.Тарковский, Рюрик Ивнев, Е. Винокуров, П.Антокольский, Н.Тихонов, А.Межиров, Н.Заболоцкий и много других, не последних. До сюда я всё понимаю — ночью из тёплой постели выхватили, в коробок, в телячьи вагоны и в Тбилиси: переводить, переводить, переводить. Учить грузинский язык. «Да лучше расстреляйте! Поглядите, как умирает настоящий русский поэт!» Да, понимаю. Но почему же вы, гады, так хорошо переводили?! Не понимаю. Стыдятся не того, что плохо сделали, а того что тиран, а сделали по высшему разряду. «Сталин» Яшвили-Пастернака: «Не знаю дня, которого, как небо, / Не обнимали б мысли о тебе. / Придать им ход такой хотелось мне бы, / Чтоб стали, как знамёна в октябре.» И так далее. И ещё десятки стихотворений, одно краше другого. Позорище-то какое!

Comments are closed.