Я боюсь европейских литераторов

Если миру это интересно, то пусть знает: роман Йозефа Хазлингера «Венский бал», изданный «Азбукой-классикой» в 2004-м году в Санкт-Петербурге, прочитан. В аккурат к Дню защитника Отечества. В романе есть упоминание о памятнике русским воинам в Вене. Главным рассказчиком в романе работает Курт Фразер. В его рассказ встроены истории других рассказчиков, его информаторов. Курт Фразер журналист. После страшного, пусть и вымышленного терракта в Вене, он оказывается в третьесортной гостинице в Цхинвали, но и там, вместо того, чтобы договариваться об интервью с югоосетинским руководством, размышляет о хитросплетениях романа родного. Его увлекает роль в нём компании «Европейское телевидение». На эту фирму он работает. Европейское телевидение занимается поисками месторождений информации. Но информационные месторождения — редкость и при этом многие из них истощены. Оставленное крупными информационными корпорациями вроде си-эн-эн на голодном пайке, Европейское телевидение переходит к постановке искусственных исторических событий. Терракт в Вене самое крупное из них. Етв как будто готово на всё ради информации. Оно алчет её. Однако Цхинвали, где оказывается в конце концов Курт Фразер, хорошее место для внесения корректив в эту точку зрения. Европейское телевидение жаждет, но не вообще. Оно жаждет определённой информации. Точно так же, как промышленные предприятия не требуют полезных ископаемых вообще. Жиль Куртманш хорошо показал это в романе «Воскресный день у бассейна в Кигали»: невероятная гуманитарная катастрофа в Руанде прошла мимо мировых средств массовой информации. Возможно потому, что как раз в это время европейские новостные конторы  готовили  сцену для спектакля в Югославии. По всем параметрам руандийская резня превосходила то, что происходило на Балканах, но интереса у публики не вызвала. Европейское тв не нуждалось в руандийском сырье. Почему — загадка. Сырьё-то первокласное. Возможно, Руанда, как и Южная Осетия, расположены далеко и в малодоступных местах: вопреки избитому мнению, логистика играет роль при передаче новостей. Однако это всё горькие, но второстепенные детали. Роман, изданный по-немецки в 1995-м году, с невозможной точностью описывает события, произошедшие в последующие годы, прежде всего, в России. Утверждение о непредсказуемости будущего разбивается об эту книгу. Были люди, а Йозеф Хазлингер из их числа, которые знали наше будущее — вот это настоящее, — прежде всего потому, что в соответствии с заветами Европейского тв, участвовали в его постановке. Спасибо им за то, что они не придумали чего-нибудь похуже. Почему мы не можем ничего для них разработать, кроме ежегодной русско-украинской клоунады? Меня тошнит при звуке имён европейских драматургов, поэтов и романистов. Тошнит от страха.

Comments are closed.