Освенцим в аренду

После Освенцима евреи имеют моральное право на всё. Говорю для тех, кто не понимает, что такое новая реальность, сложившаяся после газовых камер. Иногда принято думать, что новая послевоенная реальность — это какие-то открытия в области самопонимания человечества, механизмов сдерживания хаоса и прочих второстепенных деталей. Якобы до второй мировой войны люди не знали, что такое человечество и что такое каждый человек в отдельности, а теперь узнали. Чушь, никто ничего нового не узнал и узнать не мог. И не хотел. Новая послевоенная реальность состоит в том, что евреи имеют полное моральное право на всё, и в качестве единого этнического целого, и в качестве отдельных радробленных индивидуумов. Они имеют право красть что угодно, обманывать как угодно и кого угодно, убивать кого угодно и любыми способами доступными им технически, насиловать, грабить, уничтожать, не выполнять договорённости или выполнять их как им заблагорассудится. Мы должны быть им благодарны, что они пользуются этим преимуществом в умеренных количествах и, в общем, на фоне других народов ничем особенным в этом отношении не выделяются. Естественно, каждый еврейский человек ходит под законом, его можно в судебном порядке привлечь к ответственности, но упрекнуть в нравственном отношении его не в чем. Евреев можно штрафовать за нарушение правил дорожного движения, но им нельзя сказать: ну, что ж вы так! После Освенцима так не скажешь. Евреи — народ, который в отношении себя исключает возможность всякого морального давления, всякой пропаганды, всякой моральной шелухи. Конечно, никто не запретит им обложиться новыми нравственными ограничениями, но это будет их и только их решение. Поэтому, например, недавняя гибель палестинских детей в сеторе Газа от ударов израильской артиллерии, если и может рассматриваться, то только в аспекте, лишённом морали. Снег идёт. Яблоки падают в саду. Туман. Колосится рожь. Человек идёт по дороге. Восходит солнце. Скрипнула половица. Детей убили. Убили и убили — что тут такого? Скрипнула и срипнула. Такая внеморальность — великая сила, мощь и ценность. Хорошо было бы к этой мощи как-то прилипнуть, как-то использовать её на благо остального человечества. Когда-то эту ценность использовал Советский Союз. Теперь мы видим державы, которые  примешивают к своей политике, к своим действиям ошеломляющую, обезоруживающую, ослеплющую, обездвиживающую еврейскую компоненту. Невероятным образом, например, она присутствует в убийстве англосаксами афганских девочек. В мыслительном пространстве разбросаны метки, которые указывают нам верный путь: в Кандагаре девочек убивают потому, что был Освенцим. Все же ходят торными дорожками. Но англосаксы не имеют к еврейской боли никакого отношения. Они её просто арендуют.