Клондайк

Нашёл золотую жилу. Застолбить её мне не удастся, но мне положен большой старательский. «Большой старательский» — это рассказ Роберта Шекли, да святится имя его. Старателю, открывшему месторождение золота на жаркой пыстынной планете, был положен огромный чан с водой. Я нашёл распродажу книг по цене от десяти до пятидесяти рублей. Надеюсь, нашёл постоянную распродажу. При этом цена в пятьдесят рублей кажется уже запредельной, а цена в десять рублей — не такой уж и низкой, а скорее, приемлемой. Дайте хотя бы стакан воды! Никакой коррупции, никакого кумовства, ничего незаконного — чистая, как слеза младенца, удача. У меня прибавление в книжном семействе. Во-первых, это Виктор Лапицкий. После-словия. Санкт-Петербург, Амфора, 2007-й год — 20 рублей; во-вторых, это Лоренс Даррел. Размышления о Венере Морской. Москва, Бсг-пресс, 2006-й — 10 рублей (пишу и сам не верю); в-третьих, это Дилан Томас. Приключения со сменой кожи. Санкт-Петербург, 2001-й год — 40 рублей (дороговато, конечно); в-четвёртых, это Брайон Гайсин и Терри Уилсон. Здесь, чтобы уйти. Москва, Аст и Адаптек, 2006-й год — 10 рублей (что происходит, я не понимаю?); и наконец, это Луи Альтюссер «Ленин и философия». Ad marginem, Москва, 2005-й год — 79 рублей (в качестве благодарности дискаунтеру). Вот такие странные происходят события. Кроме того, как будто этого мало, хороший человек подарил мне книгу воспоминаний Валерия Янковского «Корея. Янковским», изданную, как не странно это звучит, в городе Владимире в 2003-м году издательством «Маркарт». Книга, как видно, человека необыкновенной судьбы, эмигранта и экспанта, писателя и охотника. Я не считаю охотников лучшими представителями рода человеческого, но в охоте и, отчасти, в рыбалке вижу спасение его: запрети охотникам охотиться на зайчиков и они начнут охотиться на нас. Когда приходиться выбирать, кто больше достоин жизни, — я или зайчик, — всегда почему-то выбираешь себя. Иди в лес, господин с ружьём! Но язык Валерия Янковского… я прочёл несколько страниц… На такой язык променяешь какие-угодно убеждения — и пацифизм, и экологизм, и чадолюбие: то, что не выражено хорошим языком не имеет права на существование. Отчасти это касается и людей как таковых: косноязычный беззащитен, будь он трижды прав и наоборот. То, что мы время от времени наблюдаем нападки на, например, школьный курс русского языка и литературы, на желание принизить его по сравнению с другими предметами, а то и вовсе выбросить на свалку истории, означает лишь подсознательное стремление правящего класса полностью разрушить средства самообороны подчинённого ему народа. Да, цены. Сквозь завалы прошлого, кажется, начала просачиваться новая эпоха.

Comments are closed.