«Мы ждём Годо»

Собирается съезд коммунистической партии, не обязательно Советского Союза, очередной или внеочередной. Огромный зал, стены завешены кумачём. Четыре тысячи делегатов, три тысячи гостей со всего мира. Здравицы и речи. В буфетах бесплатная чёрная икра. Бурные аплодисменты. Все встают. На трибуне Генеральный секретарь. Члены политбюро. Отчётный доклад. Металла выплавлено на тридцать процентов больше, дорог построено на пятнадцать процентов дальше, улиц — на сорок процентов шире. Строгие дружеские лица. Сила воздействия на сидящего возле телевизора огромная. Но есть вопрос: а где сам-то… виновник торжества? Это кто? Ну этот, как его… коммунизм. …А кто ж его знает! Обещал быть попозже… Проходит двадцать лет, а то и тридцать. Собирается поместный собор, не обязательно поместный собор Советского Союза. Огромный зал. Стены завешены золотом. Тысячи делегатов. Тысячи гостей. Земство и духовенство. Чёрное и белое. Митрополиты. Епископы. Архиепископы. Игумены. Министры. Генералы. Спокойные умиротворённые лица. Молитва. Все встают. Сила воздействия на сидящего возле телевизора ошеломительная. Но есть вопрос: а где виновник торжества? Не понял, какой виновник торжества? Ну этот, как его… Бог, что ли… А кто ж его знает? Обещал, вроде, быть, но запоздал. Раньше его не могло быть, потому что его коммунисты преследовали. Но двадцать лет уже коммунисты никого не трогают — сами от страха писаются, — а Бог не вернулся. Двадцать лет в ожидании Бога. С ума можно сойти! Инаугурация президента. Не обязательно президента Советского Союза. Я поведу вас к новой, высокотехнологичной жизни. Самоуверенные, даже с учётом годовой инфляции в четырнадцать процентов, лица хозяев жизни. Толпа, которая способна за полгода потерять полтриллиона долларов, и не вспотеть. «Эстрагон сидит на земле и пытается снять ботинок… Входит Владимир. Владимир: Вот я думаю… давно думаю… все спрашиваю себя… во что бы ты превратился… если бы не я… (Решительно.) В жалкую кучу костей, можешь не сомневаться. …Владимир: Может, нам покаяться? Эстрагон: В чем? Владимир: Ну, там… (Пытается подыскать слово.) Да вряд ли стоит вдаваться в подробности. Эстрагон: Уж не в том ли, что мы на свет родились? …Владимир: Ты читал Библию? Эстрагон: Библию? (Размышляет.) Наверное, когда-то просматривал. Владимир (удивленно). Где? В школе для безбожников? Эстрагон: Для безбожников или нет, не знаю… Эстрагон: Пошли отсюда. Владимир: Нельзя. Эстрагон: Почему? Владимир: Мы ждем Годо».

Comments are closed.