Ежи Пильх заметает следы

Возможно, поляки в конце девяностых прошлого века и в начале нулевых годов этого века участвовали в разработке сценария, идеологическом обосновании и составлении проектно-сметной документации будущего нападения международных террористов на Международный торговый центр в Нью-Йорке. Участвовали в проектировании нового мира. Одного из героев романа «Песни пьщих» Ежи Пильха зовут Самый Неуловимый Террорист. Кто у нас самый Неуловимый Террорист? От его имени, между прочим, пан Е. облевал карту приграничных польско-российских территорий. На родном языке роман Ежи Пильха был опубликован в 2000-м году. За год до известных событий на Манхэттене Януш Гловацкий, ещё один подозрительный польский создатель образов, обрушил башни мтц в своём романе «Ночной сторож». Надо будет его перечитать и переосмыслить в свете открывшихся с помощью Ежи Пильха фактов. Что-то просачивалось наружу из секретных видеоцентров. Что-то носилось в наэлектризованном воздухе польской ноосферы. Роман «Песни пьющих» Ежи Пильха подходит к концу. Осталось страниц пять, не более. Наш автор уже начал заметать следы. Пошёл трёп о том, что автор и рассказчик, который по совместительству ещё и главный герой, — это не совсем одно и то же, что между ними существует зазор, что рассказчик свободен и так далее, и что герой свободен. Тошнит меня от их свободы. Традиционное постмодернистское заметание следов. Посмодернизм  придумали  спецслужбы. Надо будет посмотреть его генеалогию. Пана Е. расшифровали — он теперь у нас пан Ежик. Но пан Ежик не сам по себе герой, он и тот герой, и этот, и он одновременно совокупный пациент делирического отделения психиатрической больницы. Короче, автор — не пан Ежик, а пан Ежик суть всё. Написал бы Ежи Пильх в начале книги о том, что все совпадения случайны, и не надо было двадцать драгоценных страниц тратить на перетирание давно известного. Со страницы 180-й начиная и почти до конца, пан Ежик ведёт диспут со своим личным демоном, который убеждает пана Ежика, что он никто иной, как Шимон Сама Доброта, один из здешних пациентов, хотя мы уже убедились, что пан Е. — всё. А раз он Шимон, то возникла тема цены. Сколько стоило пану Е., он же Шимон Сама Доброта, его пьнянство, начиная с 1978-го года, когда поляк стал папой римским? Хороший вопрос. Демон утверждает, что миллиард злотых старыми. «Сумму для лоха, лицемерно изображающего смирение, практически невосполнимую». Страница 188-я. Откуда у польского алкаша миллиард злотых на пропой? Ага! Пан Ежик пропил таки ход к папе римскому через «Тыгодник повшехны».

Comments are closed.