Альберта, прикрой!

Третий признак шпиона в литературе, а если судить по важности, то и первый — это женщина. Первые два признака здесь. Всем известный Бернар Валькур, журналист, главный герой романа Жиля Куртманша «Воскресный день у бассейна в Кигали» и он же великовозрастный канадский шпион, совершает разведывательную поездку по южным районам объятой гражданской войной Руанды под прикрытием африканской девочки. Якобы ему срочно понадобилось испросить разрешения на брак с нею у её отца, который, между прочим, моложе жениха чуть ли не вдвое и который не находит в себе сил, чтобы не называть будущего зятя на вы. Девочка принадлежит народу тутси, который как раз подвергается  «окончательному решению». Почему Валькур взял с собой женщину тутси, — не хуту, не американку, — не понятно. Может быть, она была лакмусовой бумажкой? Может быть, ему хотелось проверить на ней насколько далеко всё зашло? Может быть, он хотел вычислить степень агрессивности хуту? Герой романа Николаса Борна «Фальшивка», как бы журналист Георг Лашен, едет в ливанский городок, где вот-вот должна произойти резня, вместе с женщиной, которой срочно и посреди гражданской войны с элементами геноцида, понадобилось усыновить арабского ребёнка. Парадокс ситуации заключается в том, что спутница Лашена настолько увлеклась своей ролью, что усыновила, точнее, удочерила ребёнка на самом деле. Предыдущие десять попыток усыновления в горячих точках были профессионально безуспешными. Лашен потом страшно переживал. Польский вариант: Ежи Пильх, роман «Песни пьющих». Пан Е., интеллигентный колдырь, находясь «pod mocnym аniolem» — это аутентичное польское название, в котором, aniol — это, по моему, ангел, — лёжа на кровати в свой квартире, открывает глаза и видит двух бандитов и невероятной красоты поэтессу Альберту Байбай. Она и есть этот самый mocny aniol? Зазвучала славянская тема: за женщиной не надо ехать в Руанду, как канадцам, не надо ехать в Ливан, как немцам — они всегда здесь. Найди только силы открыть глаза после перепоя! Вот они! И все твои! В общем, пан Е. получает задание: поднять старые, непропитые ещё литературные связи и опубликовать стихи Альберты Байбай в «Тыгоднике повшехны», который, между прочим, читает сам папа римский. Стихи её прекрасны. Над ними потрудились лучшие русские знатоки польской поэзии. Папа клюнет. А дальше не твоё дело! Короче, обложившись белой горячкой, красивой женщиной и кучей других смертельных заболеваний, пан Е. на странице 148-й пишет в Россию предупреждение о возможной агрессии тошноты. О, женщина, ты щит!

Comments are closed.