Ежи Пильх свидетельствует: нет русского, нет поляка

А кто есть? Есть страждущие. Тринадцатая глава из романа Ежи Пильха «Песни пьющих» — целиком подборка великолепных цитат на алкогольную тему. Лучшие, естественно, принадлежат русским и Чарльзу Буковски. Вообще, есть подозрение, что алкогольную славу русскому народу принесли не пьяницы, а литераторы. Литераторы дискредитируют Россию. И точно этим же сейчас занимается Ежи Пильх в отношении Польши. Я только что добрался до 94-й страницы его разоблачительного сочинения, изданного «Иностранкой» из Москвы в 2004-м году в серии «За иллюминатором». Перевод Ксении Старосельской. Смысл произведения, собственно, таков: никаких поляков не существует, если помнить о русских. И само собой, русских тоже нет, если помнить о поляках. Различия между поляками и русскими в свете романа Ежи Пильха ничтожны. Между воронежцами и вятичами больше различий, чем между поляками и русскими. Наш священный праздник изгнания поляков из Москвы не более праздник, чем праздник изгнания из Москвы архангелогородцев. Поляки пьют! Ну так что ж? Все мы, случается, выпиваем. Поляки пьют водку «Смирнофф», виски «Джони Уокер» и какую-то палинку, — возможно, палёнку, — а что пьют русские? Воду, что ли? Русские расстреливали польских офицеров! Вот беда: русские, случалось, расстреливали и русских офицеров. И советских даже. Русские депортировали поляков в Сибирь? Да, Бог ты мой, русские сами себя депортировали в Сибирь и не раз. И до того привыкли туда депортироваться, что теперь боятся, как бы  их оттуда не репортировали. Может быть, где-то рассказы о притеснениях со стороны русских и годятся на роль отличительного национального признака, но здесь — нет. Различия должны удивлять, а то — расстрел, депортация… Больше ничего поляки придумать не могут, потому что отличий от нас у них нет. Вот если бы на них обрушилось цунами. Или птичий грипп. Или лихорадка Эбола. Поляки живут в однотипных квартирах. Из окон польских квартир виден металлургический комбинат имени В.И.Ленина — бывшего имени. Время от времени поляки проходят курс лечения в наркологическом отделении психиатрической больницы. Польский делирий самый расхожий — проститутки, стихи, бандиты, папа римский. А сейчас, наверное, уже без папы. Вот и всё. Что есть польский человек в свете беспощадной прозы Ежи Пильха? Польский человек есть человек русский, говорящий по-польски. И, может быть, немножко скучающий без Сибири.

Comments are closed.