Трещина

Человек, столкнувшийся с демонами, проходит ряд состояний, из которых не может вывести правил поведения, но может предчувствовать приближение демона. Травма мироздания предшествует встрече человека с демоном: «в небесном своде» появляется «трещина», [1] проникающая во всю глубину мироздания – «эфирная трещина», «трещина в небе», [2] – которая вскоре как будто затягивается, но через время эта «знакомая трещина» снова пересекает небо. [3] Человек навсегда останется в треснутом мире, хотя демон может больше не вернуться. Трещине предшествует чувство «беспричинного» «совершенного счастья» [4] в котором трещина тоже производит работу и вызывает «чувство напряжения, какого-то разлада», тревоги, а за тем в нем же порождает чувство уверенности, что человеку «ничего не грозит, хотя вокруг неблагополучно». [5] Сознание человека отключается на все время встречи с демоном, нет у человека ни мыслей, ни языка, ни речи для демона, и чувства настраиваются, то включаются, то выключаются в надежде вызвать «другое чувство», о котором известно только то, что оно есть. [6] И когда это чувство находится, человек всем существом своим, «нервами» впитывает «изменчивость цвета, формы и запахи, словно» становится «приемником отовсюду идущих волн», которые по мере приближения демона все менее походят на «обычное воздействие природы», [7] и с тем вместе переживает благотворный «разлад с окружающим», [8] ведь окружающее – это природа. Память человека, как его ум и чувства, тоже не очень годится для встречи с демоном, она тоже, то появляется, то вдруг пропадает, оставляя лишь разрозненные воспоминания. И эти воспоминания мало что могут сказать о встрече с демоном. «Наш язык – порождение земли и земного образа жизни. Пользуясь им, легко описать тот уголок Земли», где произошла встреча с демоном, «но для безбрежного космоса он не годится, как не годится словарь шумеров для описания синхрофазотрона. Должна произойти постепенная эволюция, а пока…» [9] Не годится язык и для описания самого демона. Разговор с демоном, который еще не смог получить в своё распоряжение тело человека, а только пробился к минеральным границам нашего мира, может быть только беззвучным, идет он внутри человека, а разговор о демоне может вестись только на языке образов. Отсюда, возможно, и происходит страсть демонов к книгам, которые дают им язык и избавляют от космического одиночества. Но даже и беззвучное общение с демонами человек едва выдерживает. Человеку бы самому подумать о книге для демона. Но демоны оберегают сознание человека от перегрузок, [10] может быть, и по этой причине отключают его. После встречи человек непременно засыпает. Сон освобождает от определенности и приносит блаженную неопределенность, делается пространством, где человек понимает демона, дает столь нужные ему слова, хотя и теряет все доказательства встречи. Кроме травмы мироздания.    

Дмитрий Биленкин. Черный Великан: научно-фантастический рассказ. – Дмитрий Биленкин. Проверка на разумность: сборник научно-фантастических рассказов. Художник Г. Перкель. — Москва: Молодая гвардия, 1974 – 272 с. с ил. – (Библиотека советской фантастики).

[1] Страница 103-я.  

[2] Страница 104-я.

[3] Страница 110-я.

[4] Страница 103-я.

[5] Страница 104-я.

[6] Страница 104-я.

[7] Страница 104-я.

[8] Страница 105-я.

[9] Страница 109-я.

[10] Страница 110-я.