Три программы

В ходе эксперимента по созданию нового человека, выяснилось, что на роль родительских программ для него претендовали три жизненные программы. Все они потерпели неудачу. Новый человек должен быть обеспечен программой, не имеющей аналогов в современном обществе. Это не означает, впрочем, что носители этих трех программ не попробуют наладить массовое воспроизводство самих себя. Самую яркую неудачу потерпела жизненная программа ученого человека, поскольку первые, опытные образцы нового человека были клонами руководителя эксперимента, но званию нового человека они нисколько не соответствовали, представляя собой обычных, как некоторым показалось, а на самом деле самых худших людей. Экспериментатор, который не пошел бы на поводу у традиционных представлений о роли ученого, который ставит наиболее рискованные опыты на самом себе, должен обратить внимание на вторую возможную жизненную программу, находившуюся все время подле него, а именно программу тайного сотрудника министерства дознаний, достигшего уже в каком-то смысле состояния «кибернетической машины», [1] подключенной к «мозгу повышенной скорости». [2] Мир устроен таким образом, что на каждого человека, мы можем смотреть только через оптику его недоброжелателей. Так и в этом случае. Вопреки оптике недоброжелателей, программа тайного сотрудник претендует быть программой нового человек вовсе не потому, что она наиболее формализована, а потому, что она ближе всего к эксперименту. Она находится едва ли не в самом центре событий. Предполагается, что новый человек в своем всемогуществе должен быть равен богу, и такой же должна быть его программа, но программа тайного сотрудника, столкнувшись с людьми даже не всемогущими, но могущественными, распадается: «одного гения заменяют десятками талантов – сойдет». [3] Но не сойдет для нового человека. Не годится для нового человека и программа «абстрактной всевозможности», [4] поскольку речь идет о реальном новом человеке. Программа абстрактной всевозможности основана на реальной возможности, которая не реализуется: «не нужно, не хочу, но могу!» «Могу!» [5] Программа абстрактной всевозможности не работает в реальности, требующей всегда одного решения, но осуществляется только в возможности, потенциально бесконечной. «Никаких реальностей, ибо каждая реальность осуществляет только одну возможность», [6] когда потенциально они доступны все. Человек не желает себя обеднять реализацией одной возможности, когда ему доступно все полностью. Надо сказать, что облик и этого человека, тоже проходит сквозь оптику недоброжелателей, затемняющей то простое обстоятельство, что возможности человек добывает в реальности. Однако новому человеку эта программа не подходит, поскольку новый человек должен будет не только мочь, но и желать. Не исключено, что это будет «в другие времена, в других странах, где» новый человек объявит другого «человека братом и другом», [7] а пока и результаты эксперимента, и полученные клоны, и совершенную автоматику, «надо уничтожить». [8] Надо. Только поздно, все уже знают, что новый человек возможен.

Сергей Снегов. Тридцать два обличья профессора Крена: памфлет-фантазия. – Сергей Снегов. Люди и призраки: сборник научно-фантастических произведений. Художник В. Ковалев. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1993. – 464 с.

[1] Страница 208-я.  

[2] Страница 208-я.

[3] Страница 238-я.

[4] Страница 239-я.

[5] Страница 222-я.

[6] Страница 223-я.

[7] Страница 244-я.

[8] Страница 244-я.