Вместо любви

Исследователь, стремящийся достичь истины, должен свои отношения с миром, основанные на симпатии, разрушить, а органы, вырабатывающие симпатию, окоротить. Редкий исследователь, впрочем, находит в себе силы сделать это сам или сделать в необходимой мере, поэтому работу отречения делают за него профессионалы своего дела, со всякими предосторожностями, конечно, прикрываясь личностными конфликтами, недосмотрами и, — куда тут без них, — случайностями. Случайностей в этом деле не бывает. Начальство заранее извиняется: «рано или поздно придет время, когда в твоем распоряжении окажутся люди, много людей. Зачастую их судьбы и даже жизни будут зависеть от тебя. В мире нет более тяжкой ответственности, поверь. И, быть может, тогда ты вспомнишь меня… и поймешь». [1] Потом поймешь, почему мы сейчас решили отобрать у тебя твою любовь. Лес Ксанфы, питавшийся эмоциями разумных существ, [2] перенесенный человеком на Марс, начал искать эмоций у человека, однако только эмоций счастливого, радостного, дружески настроенного и сильного человека. Человек именно такое существо. Найти людей, которые бы излучали «страх, гнев, горе», [3] было невозможно, и лес и человек зажили душа в душу, за исключением одного случая, который потребовал проверки. Понадобился человек несчастный, неуверенный, потерянный, но при этом человек, перед которым лес открыл бы свою, неоткрытую еще тайну. Товарищам исследователя, конечно, случайно пришла на ум мысль «разыграть сценку» между исследователем и его любимой. «Если бы она не согласилась так сразу», то товарищи отступились бы, но она согласилась разыграть сценку разрыва, а потом отправить смятенного исследователя в лес. Лес отреагировал бурей. Исследователь остался жив, осталась жива его любимая, но товарищи все равно никогда не простят себе этого эксперимента. [4] «Скверно» получилось, что там говорить, но он должен учесть, что эксперимент удался, а она любит его. [5] А он, хотя лес покорно расступается перед ним, наверное, уже нет, поскольку теперь находится с миром не в отношениях любви, а необходимости. Он должен был это понять, и он понял. Экспериментаторы на Марсе укрылись за нелепым, необдуманно принятым решением. Верить им нельзя. На Земле и раньше, куда в менее счастливые времена, даже среди людей, которые подвергались постоянному давлению несчастий, вроде сотрудников районных отделов внутренних дел, а это как раз исследовательские организации, обязательно находились люди, высмеивавшие, уничижавшие и прямо обрывавшие возникавшую между их товарищами и миром симпатию. Судя по тому, что начальство терпело их небрежение службой, своим внешним видом и физической подготовкой, люди это были неслучайные. Кто-то должен дразнить видавших виды, уверенных в себе, талантливых, пусть талантливых странными и даже осмеянными талантами, а того круче, «безгрешных», [6] людей. И понятно, ради чего их надо дразнить. Ради истины.  

Юрий Брайдер, Николай Чадович. Лес Ксанфы: научно-фантастический рассказ. – Юрий Брайдер, Николай Чадович. Ад на Венере: сборник фантастики. Составитель Н.И. Орехов. — Минск: Эридан, 1991 – 168 с. – (Фантакрим – extra. Выпуск 8).

[1] Страница 116-я.

[2] Страница 121-я.

[3] Страница 121-я.

[4] Страница 121-я.

[5] Страница 122-я.

Юрий Брайдер, Николай Чадович. Ищейка: научно-фантастическая повесть. – Здесь же.  

[6] Страница 127-я.