К цветовой дифференциации мыслей

Программа естественного человека, заданная ему родителями, развертывается во времени. Естественный человек следит за сменой дня и ночи, месяцев и лет. Искусственный человек, он же квазичеловек, нечеловек, человек-автомат, может жить вне времени, хотя использует тот же биологический носитель, что и человек естественный, а значит, в мире искусственного человека не существует «таких затрепанных и невыразительных понятий как добро и зло» [1] и по той причине, видимо, что в основе различение добра и зла лежит различение дня и ночи, света и мрака. Программа искусственного человека ориентируется на цвета спектра, хотя ее первые варианты еще увязывают цвет и дни недели: «понедельник красный, среда желтая, а суббота синяя». [2] Но важно то, что не сами по себе дни цветные, а мысли, которые в эти дни возникают: «по вторникам» человек размышляет «оранжевыми мыслями, для воскресения же лучше всего фиолетовые – ярко-лиловые, а к вечеру» «густо-фиолетовые». «Ход изысканий» искусственного человека «сверкает радугой. Главная» его «сила – в многоцветности мыслей, а вовсе не в их многообразном содержании, как иные полагают». [3] Смена дня и ночи происходит в силу природных, естественных причин, но причина, которая заставляет дни и мысли менять свой цвет, неизвестна, возможно, из-за того, что неизвестен тот, кто программирует искусственных людей. Цвет задать некому, кроме программиста. Связь между цветом и мыслями искусственного человека настолько глубока, что их над ними не только следует размышлять – их можно разглядывать. И не только – мысли искусственного человека следует обонять. Программа квазичеловека связана с ароматами. «От теорем веет рокфором, гипотезы отдают селедкой, жареной на машинном масле, выводы из посылок дышат чесноком». [4] И запах, источаемый мыслью искусственного человека, возможно самая важный его признак, поскольку запах мыслей дальше всего отстоит от времени. Запах свободен. Но свободен и цвет. Понимать мысль искусственного человека, значит, понимать комбинацию времени, цвета, запаха, а может быть, и вкуса, и геометрии. Жасмин – «это запах растерянности». Ромашка – «запах испуга». Желтое, если человек светится желтым, это «цвет подавленности». Состояние человека, источающего такие запахи и цвета, понятно. [5] Но, тем не менее, «сегодня оранжевый день», [6] и если бы искусственный человек был строго привязан ко времени, то вместе с естественными людьми у него должны были быть оранжевые мысли и оранжевое настроение. И мысли, и настроение можно исправить в соответствии с грядущими днями — «желтый и зеленый дни» отдаются подготовке, работа начинается с утра дня голубого, [7] — а можно им еще раз противопоставить, ведь желтое настроение нам не нужно ни в один из дней. Способность ориентироваться на несколько групп параметров — показатель устойчивости «одночеловечных», [8] исполняющих общую программу, людей, хотя глубина этой устойчивости вряд ли может быть ясна естественным людям до конца.      

Сергей Снегов. Формула человек: научно-фантастическая повесть. – Сергей Снегов. Люди и призраки: сборник научно-фантастических произведений. Художник В. Ковалев. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1993. – 464 с.

[1] Страница 81-я.  

[2] Страница 72-я.

[3] Страница 72-я.

[4] Страница 72-я.

[5] Страница 79-я.

[6] Страница 80-я.

[7] Страница 73-я.

[8] Страница 84-я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *