Новый автомат

Человек, так называемый «естественный человек», является автоматом, хотя это не всегда просто заметить, ведь «у каждого» человека своя «личная программа жизни», [1] созданная отцом и матерью, которые программированию особенно не обучались. «Люди исстари и доныне стремятся к чему-то, что называют удовлетворенностью, благоденствием, благопристойностью и прочими такими же» «сладенькими словечками». [2] Все эти свои стремления родители закладывают в своих детей. «Математическому выражению эти стремления не поддаются: крохотные дифференциалы непохожих влечений невозможно суммировать в едином интеграле». [3] Программы естественных людей не только сдерживают развитие человечества, но постоянно создают хаос: «вы стремитесь к одному, а я к другому». [4] А люди должны стремиться к одной жизненной цели – к тому, чтобы «во всем обгонять каждого своего соседа», [5] к тому, чтобы «быть всегда впереди своего окружения – соседей, знакомых, прохожих, короче, всех людей, о которых ты слышишь или на которых падает твой взгляд. Человек, запрограммированный подобной целью, способен на чудеса. Перед человечеством», если его составят по-новому запрограммированные люди, «открываются невообразимые возможности усовершенствования». «Грандиозное ускорение обретет общество, в котором каждый член его запрограммирован целью обставить своих соседей». [6] В отличие от программы «благоденствия» эту программу следует назвать программой «самообожания». [7] Ждать от отцов и матерей, что они вдруг перепрограммируют своих детей с «благоденствия» на «самообожание», не приходится. Но и терпеть весь этот хаос уже невозможно. В общество должны быть введены в облике, близком облику естественных людей, искусственные люди. Превосходя во всем естественных людей, они станут движителем общества, примеров для естественных людей, заставят их менять свою программу: «Люди под пятой автоматов – как это воодушевляет! Люди, подражающие автоматам, роботизирующие себя, бешено усовершенствующиеся люди – такова перспектива грядущего развития». «Начинается новая эра». [8] Новая эра уже началась. Люди начинают замечать, что их родители не отец с матерью, а какие-то «изготовители», которых уже нельзя назвать людьми, но только «существами», [9] — «живые автоматы», «самонастраивающиеся, саморегулирующиеся мыслящие автоматические системы». [10] Свое отличие от прежних людей перепрограммированные люди без труда замечают. Степень автоматизации и роботизации людей так высока, что сами они даже не могут сказать, люди они теперь или квазилюди, и вынуждены обращаться за ответом к машине: «если она объявит, что существо живое, то можете не сомневаться – полноценная жизнь. А если скажет, что механизм, то сколько не камуфлируйте под живое – все равно механизм!» [11] Все слова, которые используются теперь для описания человека — «механизм», «человек», «самообожание», «благоденствие», — являются только терминами программирования. Автомат обладает духовным совершенством, он способен, несмотря на «самообожание», рискнуть не только своей программой, но и биологическим носителем, на котором она установлена. Но способность к риску — это тоже часть его программы.         

Сергей Снегов. Формула человек: научно-фантастическая повесть. – Сергей Снегов. Люди и призраки: сборник научно-фантастических произведений. Художник В. Ковалев. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1993. – 464 с.

[1] Страница 73-я.  

[2] Страница 74-я.

[3] Страницы 74-я и 75-я.

[4] Страница 73-я.

[5] Страница 74-я.

[6] Страницы 75-я и 76-я.

[7] Страница 75-я.

[8] Страница 84-я.

[9] Страница 83-я.

[10] Страница 79-я.

[11] Страница 77-я.