По краям

Земля остановила экспансию в космосе. В тех, во всяком случае, формах, в которых она проходила раньше. Причины на это были экономические, — не стало хватать сил на «содержание» поселений «на другом конце Галактики», [1] — но оправдания нашлись другие. Появился закон, «запрещающий людские поселения на планетах с собственным разумом», [2] в виду опасности повредить его и повредиться самим. Комиссии, задача которых состояла в закрытии этих поселений, особенно упирали на опасность именно смешения с другими разумными существами. И не зря, человек в общем, если отбросить частные взгляды, исходит из того, что человеческий разум должен покоиться только в человеческом теле. Представление о равенстве тела и разума не раз использовались для решения тех или этих задач, но дошла очередь до космической экспансии. Закон о планетных поселениях нанес по ней сокрушительный удар, поскольку означал запрет поселяться практический на всех планетах, где есть атмосфера и биологическая жизнь, ведь разум любит такие планеты. Есть и такие формы жизни, которые вот-вот обретут разум или могут обрести его при определенных условиях. Космическое человечество, а это было особое человечество, говорившее ко времени принятия закона на русском языке, -русское космическое человечество, — получило тяжелый удар и стало обламываться по краям. Поселения закрывались. Прекращалось снабжение земными продуктами. Останавливался общественный космический транспорт. Люди, отдавшие этим поселениям всю свою профессиональную жизнь, возвращались на родину. Часто это были специалисты, без которых поселения не могут существовать. На краю человечества были, однако, и те, кто обрел новую родину и бросать ее не собирался, несмотря на ощутимые материальные потери: «постоянная тяжелая работа, интересы дикаря, грязь, каменный век, хотя рядом, рукой подать, твоя собственная суперцивилизация». [3] Собственная – это преувеличение, поскольку она не собиралась принимать всех детей поселенцев, а среди них были и те, кто наследовал черты не только людей, но и генетически близких инопланетян: «дети как дети», «волос больше, да уши длинные». «А так обычные дети. У некоторых даже кожа белая». [4] Дети с дальних планет были для Земли свидетельством генетической «чумы», [5] которую несло человечество другим разумным существам, и примером «вырождения», [6] которую представляли для людей инопланетяне. Дети были главной, но не единственной причиной откола. Поселенцы привыкали жить на планете с какой-нибудь, например, «прогрессирующей орбитой», [7] не позволяющей предугадать, когда наступит ночь или день, с флорой и фауной, перед которой самые страшные земные хищники кажутся пушистыми котятами, но рядом с разумными соседями и союзниками, знающими толк в жизни на этой планете. А теперь и без поддержки с Земли. И люди, которые должны были благоговеть передсвоей суперцивилизацией, побежали к соседям, под защиту их языка, обычаев и подземных жилищ.      

Владимир Покровский. Время темной охоты: фантастическая повесть. — Темная охота: сборник повестей молодых писателей-фантастов. Художник С.Н. Козлов. –  Москва: Фонд социальных изобретений ссср. Программа «Диалог культур». Издательство Воздушный транспорт: Инициал, 1990. – 416 с.

[1] Страница 7-я.

[2] Страница 8-я.

[3] Страница 18-я.

[4] Страница 22-я.

[5] Здесь же.

[6] Страница 24-я.

[7] Страница 7-я.