Ни слова о насосах

Ленинградские литературные и научные критики заманили московского писателя К., автора научно-фантастического романа «Ота-океаноборец», в Ленинград на семинар по научно-художественной литературе и устроили ему разнос. За насос. Роман пользовался успехом у любителей научной фантастики. Но что думали о романе они – неизвестно. С точки зрения недоброжелателей роман рассказывал об одном «одержимом японце», который «всюду возвел вулканы, чтобы океан теснить, моря осушать, увеличивать территорию Японии». [1] И научные, и художественные критики сходились на том, что в основе литературе лежит «правда». Испытание правдой роман не выдерживал. Откачивание прибрежных вод Японии, огражденных вулканическими дамбами при условии, что объем этих вод известен, заняло бы почти два века. «При этом уровень океана поднимется на пять метров», и «человечество потеряет больше, чем приобретет». [2] «Художественность» романа, если предположить, что художественность основана на «точности» «наблюдений», «деталей», «словечек», тоже висит в воздухе: «в будущем никто из нас не бывал, в космосе автор не бывал, океаны не осушал». [3] Художественность романа соотнести не с чем: «к образу марсианина упреков нет, никто не видел марсианина, описывай как хочешь, первыми попавшимися стертыми словами». [4] Но этой части критики, хотя она вела к обвинениям в «эскапизме», возражать было легче всего. Автор предполагал, что посвятил роман «перспективам развития». «Бытует модное мнение, что планета наша тесновата, иные за рубежом оправдывают воинственность теснотой». А океан – «это символ простора». «Впереди простор у человечества». [5] Роман, с точки зрения автора, был обращен к теме «вечной борьбы человека с природой, скуповатой и неподатливой», [6] в результате которой человек, если использует достижения науки и техники, решительно расширит пространство для своего развития. На это никто не мог автору ничего возразить. Но выяснилось, что возмущение критики на самом деле вызывала не слабо обоснованная техническая сторона проекта осушения океана и не подвешенная в воздухе художественность, а насосы. Автор предполагал, что японцы для откачки воды из прибрежных зон применят мощнейшие насосы. Насосы вызвали раздражение, возмущение и отповедь как со стороны защитников научности, так и художественности. Насосы возмущали защитников науки гигантскими, в сравнении с существующими насосами, размерами – «насосы-битюги», [7] – и своими ничтожными возможностями в сравнении с возможностями насосов будущего – «убогие насосики». [8] Защитники художественности прямо запрещали насосам быть темой для художественных книг: «есть только три вечные темы: любовь, борьба, смерть». [8] И насосов в этом списке нет. Нет их и в списке героев. Героем может быть только человек. Но зато вокруг них, по воле критиков, возникла тайна. Автор считал, что все приключения начинаются с телефонного звонка. Телефонный звонок прозвенит. Но кажется впервые в истории литературы приключения начинаются все-таки с насосов.    

[1] Георгий Гуревич. В зените: научно-фантастический роман. Художник Г. Метченко. — Москва: Молодая гвардия, 1985. – 303 с., ил. — (Библиотека советской фантастики). – Страница 14-я.  

[2] Здесь же, страница 24-я.

[3] Здесь же, страница 25-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 27-я.

[6] Здесь же, страница 30-я.

[7] Здесь же, страница 24-я.

[8] Здесь же, страница 28-я.

[9] Здесь же, страница 30-я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *