Концепция личного и Антимир

Человек, вступивший в контакт с Антимиром, оказывается в довольно сложной, даже болезненной ситуации, ведь у него не остается на руках никаких доказательств этого контакта. Доказательства нужны человеку не столько для того, чтобы что-то доказывать другим, хотя и для этого тоже, а для того, чтобы поддержать свой собственный разум, который начал сомневаться в достоверности происходящего. Представители Антимира, оперируя «пучками энергий», «имеют возможность выполнить здесь любую работу и создать любое материальное тело», [1] но отказываются создавать доказательства своего проникновения, поскольку полагают и вполне обоснованно, что в мире, где есть «враждующие группы», [2] появление таких доказательств даст перевес одной из этих групп: «создалась бы возможность злоупотреблений, произошло бы вмешательство в суверенные права обитателей» «разумного мира». [3] Но представители Антимира готовы выполнить какую-нибудь личную просьбу человека, например, «материализовать такой же костюм, который висит» у него «в шкафу в комнате». [4] Человек соглашается перейти к рассмотрению личных просьб, однако имея в виду, что выполненные личные просьбы могли бы все-таки быть доказательствами контакта – не для других, так хотя бы для него самого. Второй костюм, хотя вещь и приятная, вряд ли мог послужить таким доказательством, поскольку нисколько не соответствует значению контакта: костюм и контакт цивилизаций! Однако выясняется, что поле контакта ограничено не только требованиями Антимира, но требованиями мира тоже: новый автомобиль, который Антимир мог бы без труда предоставить человеку, не будет «зарегистрирован», рояль «некуда поставить», а прибавку к зарплате тоже придется как-то объяснять. А не объяснишь. [5] Человек может получить «личное» только через реализацию общего — «личное» возникло бы, если «обводнить Сахару», «уничтожить Австралийские Кордильеры», «растопить льды на Северном полюсе», [6] – но реализация общего затрагивает интересы групп и Антимир отказывается эти просьбы выполнять. «Концепция личного», которую Антимир открывает в мире, позволила исследователям из Антимира сделать вывод о том, что время, когда начнутся регулярные контакты между миром и антимиром, уже близко. [7] Все обещания Антимирв впоследствии, если обратиться к поздним источникам, не сбылись, и были вызваны эмоциями. В качестве компромисса антимир предложил человеку полет в Москву на пять минут в традиционном стиле демонов — по ночному небу и в физическом облике, — а также ремонт протекающей соседской крыши. И то и другое вызвали толки, и в этом смысле могли послужить человеку утешением. А если доказательством — то слабым. Понятно, что позднее представители Антимира стали встречать затруднения в этом мире: с точки зрения человека вряд ли есть смысл подвергать разум искушениям ради обычных аттракционов. И Антимир, видимо, нацелился на то, чтобы вопреки словам своих представителей, человеческую «концепцию личного» разрушить.

[1] Север Гансовский. Миша Перышкин и Антимир: фантастический рассказ. — В книге: Вас зовут «Четверть Третьего»? Сборник научно-фантастических рассказов и повестей. Художник И. Казанцева. –  Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1965. – 308 страниц с иллюстрациями — Страница 35-я.  

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страница 36-я.

[4] Здесь же, страница 28-я.

[5] Здесь же, страница 38-я.

[6] Здесь же, страницы 36-я и 37-я.

[7] Здесь же, страница 40-я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *