Время машины закончилось

Пришла пора сломать Машину. История человечества делится на время Машина и время человека. Время человека известно стремительным развитием, заселением космического пространства, открытием новых миров и беспрестанными конфликтами: «большинство людей занималось не своим дело, они мотались по жизни, не в силах найти достойного места… Вспыхивали войны, по самым пустяковым поводам переселенцы других миров сражались друг с другом, а уж с их прародительницей Землей стычки шли постоянно». «Мир погряз в сумасшедших желаниях, все хотели несбыточного», «авантюристы» «пытались освоить все больше планет, пригодных для жизни». «В цивилизации царила анархия». [1] Люди понимали, что так дальше продолжаться не может, но что делать не знали. Посмотрим правде в глаза — люди ждали Машину. Во время одной из случайных встреч, которая впоследствии получила громкое имя «Контакт», [2] инопланетяне подбросили человеческим космическим разведчикам Машину. Машина оказалась самоорганизующейся, саморазвивающейся и всепроникающей системой. Она инсталлировала в человечество невиданную им никогда прежде иерархическую систему и, опираясь на нее, полностью подчинила его себе. Все мужчины вскоре после окончания школы должны были проходить испытания, смысл которых понятен был только Машине, и получить коэффициент от одного низшего до двухсотого высшего. Женщины получали коэффициент своего мужа, дети – своих родителей. Выражением каких качеств был коэффициент – никто из получавших его не знал: с успехами в школе, наследственностью и положением родителей он коррелировал, но не вполне. Считалось, что он служит выражением интеллектуального развития. Зато он определял жизнь человека во всей ее полноте раз и навсегда: и работа, и средства передвижения, и жилище, и круг друзей, и кредит – зависели только от него. Человек, получивший коэффициент, мог даже не мечтать о том, чтобы потом получить больший, но, правда, мог и не бояться того, что когда-нибудь получит меньший. Анархия, войны, беспорядки, переживание бессмысленности существования – все это осталось в прошлом. С ними вместе, однако, исчезло такое человеческое свойство как любопытство, изобретательский пыл людей угас, люди стали жить прошлыми достижениями, открытие новых миров прекратилось. С появлением Машины ни одного нового мира не было открыто вообще. Инопланетяне могли бы радоваться. Но даже под прессом неподвижной и жестокой иерархии человечество своего развития не прекратило: каждый год среди «тысяч миллиардов» выпускников школ появлялось несколько человек, кто не получал коэффициента, а значит, выходил за пределы иерархии. Судьба этих людей могла быть печальна, ведь по общему представлению они находились ниже иерархии, — хотя, как выяснилось, они могли быть и выше ее. На их счастье и вопреки Машине, человечество сумело сохранить сторонний взгляд на иерархию. Взглядом этим обладали люди с коэффициентом под двести и как раз выше. Но помыслить о том, чтобы разрушить машину, они, конечно, не помышляли. Однажды, впрочем, еще один школьник не получил коэффициента. И помыслил.     

[1] Владимир Орешкин. Нино, одинокий бегун: фантастическая повесть. — В книге: Парикмахерские ребята: сборник остросюжетной фантастики. Составитель А.В. Молчанов. Художник Василий Проханов. – Москва: Советский писатель, 1992 – 352 страницы. – Страница 117-я.

[2] Здесь же.