Скобки

Выводим демонов за скобки. Остаются организация, машина и человек. Фактором, который при прочих равных условиях решает судьбу противостояния, кажется человек. Или, точнее, поскольку речь идет о противостоянии с применением сложных технических средств, профессионал. При неравных условиях фактор может быть любым. Факторы, определяющие силу сторон, стремятся к равновесию, но равновесие между людьми находится в последнюю очередь. Организации подражают друг другу: особенно это заметно, когда одна организация, одержав верх в противостоянии, приходит на смену другой, и как будто расплавившись, вливается в новые формы. У машины нет чувства принадлежности к человеку, к организации или к родине, — машина рыщет, где хощет. Люди, участвующие в противостоянии, однажды замечают, что их, например, «личные интеллекторы склепаны в одной мастерской», [1] при том, что интеллекторы должны соответствовать личности человека. Что уж говорить о машинах и различных к ней дополнениях, не связанных напрямую с личностью человека, — они могут оказаться в руках какого угодно человека. Машина свободна по отношению к человеку. Человек учитывает это обстоятельство, следит за тем, чтобы у каждой машины была своя антимашина, чтобы в случае необходимости можно было «погасить свою ауру», уничтожить «запах» и «на всю катушку» запустить «фотоотнятель», [2] раз уж существуют «дезауранты», [3] определители каких угодно следов и фототехника. Антимашина работает не только как минус-машина, но и как плюс-машина — она может «имитировать присутствие» [4] чего угодно, и в первую очередь человека, там, где ничего этого нет. Машина, как и всё, что ни есть на свете, стремится избавиться от внутреннего противоречия, навязанного ей человеком, положившись на «генератор случайных кварков», соединенный «с самым обычным, пусть и усложненным до чрезвычайности, интеллектором, а через него и со всей интеллекторной сетью», [5] и с тем вместе избавить от противоречий самого человека, переведя его под Всеобщий Вероятностный Контроль, при котором, например, «преступление станет невозможным принципиально». [6] Невозможной станет и антимашина. Невозможным станет и порядочный человек, «ведь следить будут за всеми», [7] каждый за каждым, даже если не хочет этого, — так, по-видимому, будет проявляться контроль на уровне человека. Порядочный человек должен пожертвовать собою ради борьбы с преступностью. История человека вообще с введением вероятностного контроля заканчивается. Сторонники контроля надеются на «великих людей», [8] которые направят контроль ко благу человека, но вероятность таких людей слишком мала, чтобы не рассмеяться над ней. А противники контроля – на то, что контроль обязательно окажется в руках тех, против кого он как будто направлен, и превратится в свою полную противоположность. В нем возникнут свои собственные противоречия, несмотря на то, что противоречия между машинами, организациями и людьми будут отменены. Вводим в скобки демонов.      

[1] Владимир Покровский. Тысяча тяжких: фантастический рассказ. — В книге: Парикмахерские ребята: сборник остросюжетной фантастики. Составитель А.В. Молчанов. Художник Василий Проханов. – Москва: Советский писатель, 1992 – 352 страницы. – Страница 267-я.

[2] Здесь же, страница 269-я.  

[3] Здесь же, страница 260-я.

[4] Здесь же, страница 270-я.

[5] Здесь же, страница 248-я.

[6] Здесь же, страница 249-я.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *