Управление случайностями

Leonid Panasenko. Masterskaia dlia SikeirosaДемонам нужны книги. Сами они их писать не могут. Все книги, — а используют они их в какой-то своей комбинаторике, — лучше, неопубликованные книги, и еще лучше, книги, которые только пишутся. В последнем случае демоны ставят писателя под свой контроль. Так они подчинили себе одного питерского философа, космолога, теоретика контакта. [1] Человек не сразу замечает контроль — демоны начинают с малого, постепенно усиливают его, но в случае необходимости доводят дело до полной изоляции и «сенсорного голода». [2] Человеку кажется, что так, на основании законов жизни, складываются обстоятельства, когда каждая «маленькая победа в области мысли» оказывается «сокрушительным поражением на фронтах жизни». «Написал книгу — потерял жену». «Стал профессором — испортил характер». «За все приходится расплачиваться». [3] Уходят любимые, друзья, ученики, остаются какие-то говоруны,  «умеющие» «мгновенно выключаться, чтобы стать преданнейшими слушателями», [4] с вечной бутылкой пива в руках. Себя демоны тоже проявляют постепенно по мере нарастания контроля, поскольку человек стремится не прямо к истине, но стремится к истине через работу, — человек просто хочет писать и хочет писать сам. Настойчивое демонское участие может отвадить человека от книги. Человек «умеет думать и» находит «в этом определенное удовольствие». [5] Он, конечно, «моментально схватывает любую ценную мысль или критику, тут же сам развивает их, подчиняет их своей идее или отбрасывает, но обязательно сам». [6] Так ему кажется, что сам. Демоны должны быть осторожны, хотя у них не получается. Демоны часто торопятся. Они подбрасывают человеку статьи и книги, но этого мало — для человека важно, чтобы идеи облекались в человеческие голоса. Демоны поставляют человеку как бы друзей и как бы любимых взамен утерянных, через которых текут голоса. Через них же, поскольку человек, так кажется демонам, живет в мире полном «алогичных обстоятельств и ситуаций», «забот и постоянного напряжения», [7] демоны стараются поставлять такого рода обстоятельства, но делают это в своем стиле, так, что человек замечает логичность алогичности, надуманность ситуаций и необоснованность возникшего напряжения. Алогичность, правда, не должна повредить безопасности, ведь человек не только думает, но и существует. Однако существование под контролем демонов нельзя назвать в полной мере безопасным. Безопасность, которую демоны предлагают человеку, основана на представлениях демонов, а не человека, в нее, например, не входят друзья и любимые. Демоны действуют методом исключения: «опекун» просто «должен устранить препятствие», [8] которое просто выводится «в нужную точку» пространства — и у человека не остается не только друзей, но и оппонентов. Демоны не понимают, что человек, посылая проклятия на голову своих противников, не имеет в виду трамвай. Демоны работают едва ли не грубо. Но книги почему-то все равно добывают.

[1] Леонид Панасенко. Место для Журавля: научно-фантастическая повесть. — В книге: Леонид Панасенко. Мастерская для Сикейроса: научно-фантастические повести и рассказы. — Москва: 1986. — 271 страница с иллюстрациями. — Страница 166-я

[2] Здесь же, страница 169-я.

[3] Здесь же, страница 178-я.

[4] Здесь же, страница 174-я.

[5] Здесь же, страница 175-я.

[6] Здесь же, страница 177-я.

[7] Здесь же, страница 179-я.

[8] Здесь же, страница 180-я.