Вирусный человек

Sergei Smirnov. Bez simptomovЧеловек не робот, но живет он как робот: жизнь автоматизированную он почитает не столько счастьем, а то и счастьем, сколько настоящей, подлинной жизнью, из которой трудно выбраться и которую лучше прожить так, как изначально заведено. Хорошо налаженное общество держится на хорошо автоматизированных человеческих жизнях, автоматизм которых не бывает заметен только до тех пор, пока общество не потребует для себя новых автоматизированных жизней, поскольку обществу, как человеку, иногда наскучивает его устроенная жизнь. Тогда один человек вдруг может заметить, что другой человек, а иногда и он сам, — автомат: «Он же – заводная игрушка! Какая там еще фантастика про роботов! Вот же – включили и все… надо ехать». [1] И ехать надо вопреки всему. Многочисленные препятствия, которые встают на пути человека, которому надо ехать, говорят о том, что другие люди недостаточно еще автоматизированы для него или их автомат уже сломался. Человеку, на пути которого встают препятствия в виде нестыковок и неполадок, а иногда какая-то неведомая сила просто выбрасывает его из хорошо налаженной жизни, кажется, что как раз теперь он, «завертевшись в потоке непривычных, почти научно-фантастических, и в то же время знакомых по далекой жизни впечатлений, почти превратился в сомнамбулу». [2] Энергия, которую может выработать, выброшенный из автоматизированной жизни человек, может быть огромной, общество жаждет ее, но и энергия, которая требуется для того, чтобы выбросить человека в новую жизнь, пусть и она стремится к тому, чтобы автоматизироваться, тоже должна быть огромной: для того чтобы выбросить только одного какого-нибудь человека из налаженной жизни могут понадобиться немалые личностные, академические, административные и даже военно-воздушные ресурсы. Иначе человека не вырвать. Для общества, то есть для других людей, и для самого человека это часто проблема. Не хватает сил на то, чтобы поменять свою программу: перемены нужны, а энергий не хватает. Институт клонирования Академия наук, имея в виду как раз эту проблему, разработал вирусы, среда обитания которых – сознание человека, и в особенности память. «В организме вируса нет», хотя это нельзя сказать наверняка, поскольку в организме его невозможно обнаружить, — «организм для него – только мембрана, через которую надо проникнуть в память». Память для вируса — легкая добыча, потому что «у памяти нет иммунитета». [3] Вирус, определенным образом запрограммированный, передает программу сознанию, изменяет жизнь человека, по-новому ее автоматизирует. Идея, впрочем, не нова. То, что вирусы меняли жизнь человечества и часто – к лучшему, хорошо известно, но делали они это по воле биосферы. Теперь же человек сам решил применить вирусы для своего обновления. Потери, как показывает опыт, поставленный разработчиками ментальных вирусов на самих себе, конечно, будут, как при всякой другой эпидемии, но и результаты будут невиданные: вирусы создадут нового человека.

[1] Сергей Смирнов. Без симптомов: фантастическая повесть. – В книге: Сергей Смирнов. Без симптомов: фантастические повести и рассказы. –  Москва: Молодая гвардия, 1990. – 286 страниц с иллюстрациями — (Библиотека советской фантастики). – Страница 30-я.

[2] Здесь же, страница 50-я.

[3] Здесь же, страница 75-я.