«Г» преосуществилась

 Вот вам и буква «Г», на которую Ханиф Курейши обратил внимание в своём романе «Будда из пригорода»! Преосуществилась в кровь и тела убитых арабов! Сектор Газа. Двести человек как с куста. Да и странно было бы думать, что для Ханифа Курейши, для человека с такой фамилией и таким именем, пусть на самом деле он чистейшей воды англосакс, имеют значения какие-то Грузии и Германии. Газа! Вообще, такое чувство, что народы, пережившие геноцид, наблюдавшие его изнутри и выжившие, самые большие специалисты по его осуществлению. К ним можно обращаться за консультациями. Например, украинцы, претерпевшие голодомор, а среди претерпевших украинцы-то были, с этим не поспоришь, в отличном стиле провели ликвидацию евреев в годы второй мировой войны. На это верно указывает Д.М.Томас в романе «Белый отель». В романе Жиля Куртманша «Воскресный день у бассейна в Кигали» представители высокоразвитых цивилизаций высаживаются на Руанде. Здесь они находят страшную, недоразвитую цивилизацию, поражённую коррупцией и эпидемией спида. Впрочем, они не первые — задолго до них здесь уже высаживались прогрессоры, которые пытались лечить Руанду неким подобием апартеида, разделив население на более развитых тутси, которые были к цивилизаторам по расовому признаку ближе, и на хуту, которые были менее развиты и были далеко не соседями цивилизаторов в антропологическом отношении. Цивилизация Руанды стоит на грани геноцида: хуту собираются мстить тутси за годы унижения и прозябания, которое было результатом предыдущего прогрессорского вторжения. У цивилизаторов есть свой и значительный опыт проведения геноцидов, но на Руанде они как будто хотели его предотвратить. Зачем, не понятно. Есть субординация геноцидов: одни могут быть таковыми, а другие будут объявлены хулиганскими выходками. Ранжирование геноцидов связано не только с количеством убитых, но и с тем, кто убит, связано с качеством убитых. Десять убитых в одном геноциде стоят десяти тысяч убитых в другом геноциде. И с этим тяжело не согласиться: представьте себе, например, геноцид советских поэтов-песенников и геноцид русских дворников-таджиков. Чувствуете разницу? Геноцид на планете Руанда должен быть отнесён в этом отношении к самым низшим типам геноцида: чтобы о нём хотя бы заговорили, надо дать возможность погибнуть сотням тысяч людей. Но цивилизаторы уже тут. Лечить Руанду на этот раз предполагается демократизацией, либерализацией, правосудием и, в том числе, свободным телевидением. Вылечили. Миллион убитых руандийцев уже никогда не смогут насладиться телевизионными мыльными операми.