Проклятое невмешательство

Vitalii Pishchenko. Ballada o vstrechnom vetre

В отношении новых планетных миров Земля использует принцип невмешательства. Правда, на самой Земле этот принцип перестал работать со времени великого Объединения 2080 года, когда идеи насильственного равенства распространились по всей планете. Объединение поставило перед землянами ряд задач, которые не могли быть разрешены на Земле, но могли быть вынесены в космос. Объединение привело к сильнейшей космической эмиграции, в результате которой Земля потеряла две трети населения. [1] Часть эмигрантов отправилась на вторую, искусственно созданную Землю, которая могла не только принять поселенцев, но и забрать часть энергии, прежде поглощавшейся национальными и социальными конфликтами, а теперь — усилиями, направленными на умиротворение межвидового соперничества. Преступность, а для этой формы энергии места ни на Земле, ни в космосе не находилось, должна была сама о себе позаботиться – и она открыла ходы на третью Землю, в иные пространства и времена, прямо с Земли. В условиях, когда открылись новые пространственно-временные криминогенные слои, целые земли, миры, планеты, только в шутку можно было говорить о том, чтобы изловить последнего преступника и стать «Последним опером». [2] Только мальчишки, жившие  в конце двадцать первого века, еще мечтали об этом. И принцип невмешательства начал широко нарушаться, потому что одно дело декларации, а другое дело действительность: ни один человек не сможет спокойно смотреть на то, как на второй Земле крокодилы пожирают наследников реликтовых динозавров, а на третьей Земле армия рабовладельческого полиса крошит толпу восставших рабов, и делает это с помощью землян, вооруженных бластерами. Человек, которому довелось увидеть такую битву своими глазами, чувствовал себя «в долгу перед людьми, живущими на этой планете», «в долгу за то, что здесь натворили» его «соплеменники», и обещал вернуться сюда снова, чтобы «переделать этот исковерканный мир», и проклинал принцип невмешательства. «Проклятое невмешательство!» — восклицал он. [3] Но восклицал только в сердце своем, потому что принцип невмешательства был принципом священным, а его нарушение могло повредить и первую Землю. Земляне особенно тщательно следили за принципом невмешательства при контактах с другими временами, но пространства, поскольку они не существую вне времени, требую к себе такого же осторожного отношения. Земляне, которые разыскивают преступников, бежавших на третью Землю после великого Объединения, должны скрывать свои намерения, хотя их знания, навыки, подготовка, легенды и особенно язык – уж пленников они обязательно назовут «задержанными», [4] – все эти силовые поля, которые делают их невидимыми не только для третьей Земли, но и для принципа невмешательства, в общем заметны, но заметны только тем, кто наблюдает за их вторжением многие годы спустя. Их машины записывали поступавшую информацию во всех ее видах, но доступна она стала только в будущем. Однажды, видимо, принцип невмешательства в отношении третьей Земли работать перестал.

[1] Виталий Пищенко. Миров двух между: фантастико-приключенческий роман. – В книге: Виталий Пищенко. Баллада о встречном ветре. –  Москва: Молодая гвардия, 1989. – 269 страницы с иллюстрациями — (Библиотека советской фантастики). — Страница 19-я.

[2] Здесь же, страница 83-я.

[3] Здесь же, страница 158-я.

[4] Здесь же, страница 179-я.

 

Leave a Reply