Совершенная приспособляемость

Sergei Drugal' VasiliskСовершенство не только достижимо — неизбежно: все, что способно к развитию, устремляется за идеалом совершенства и однажды достигает его. Но достигнув его, все, что стремилось к совершенству, оказывается в ловушке, потому что достижение отменяет идеал. Совершенство не должно длиться. Совершенство неприятно человеку, если только это не мгновение. Механический щенок, достигший своего идеала – образа биологического щенка, неприятен человеку. Такой щенок, когда «наступишь ему на хвост», «уползает под стол». И уже это одно способно вызвать в человеке отторжение. А «представьте, что этот механический щенок лизал бы вам руку?» — «Это было бы жутко и отвратительно». [1] А представьте себе, что ребенок играет с куклой, «у которой настоящие живые глаза, в нейлоновых жилах течет кровь и которая чувствует боль». [2] кукла тоже достигла своего идеала – образа маленького живого человечка. Но такая кукла не может быть игрушкой. «Игрушка должна быть игрушкой независимо от того, кто с ней играет, взрослый или ребенок». [3] Игрушка должна быть несовершенной. В мире, который медленно, но верно наполняется совершенством, несовершенные игрушки — хоть какая-то отрада человека. Роль человека в мире, полном совершенства, не равна роли, которую он играл в мире несовершенном, где совершенство было только идеалом и часто недостижимым. Человек теперь стремится к тому, чтобы поправлять совершенное чем-нибудь несовершенным. Механики-фаунисты первыми усвоили себе эту задачу и принялись клепать «чертей чешуйчатых», [4] которых любой любитель природы мог отличить от созданий природы. За механиками-фаунистами последовали генетики, создававшие псов-мутантов, которых можно было отличить от настоящих по отсутствию «псовости» – обязательного собачьего качества – присутствию гордости и по способности говорить на человеческом языке. [5] Специалисты по визуализации без труда визуализировали какие угодно природные объекты, но всегда с тем расчетом, чтобы фон, на котором они располагались, через них просвечивал. [6] Художники тоже устремились к тому, чтобы отыскивать несовершенство в совершенном в мире, вопреки тому, чего хотели добиться их собратья в прежние времена. Человек, уставший от совершенства, мог найти отдохновение в живописных животных, в которых проглядывало «что-то неуловимо ненастоящее», какая-то «нарочитость». [7] Совершенство, однако, не собиралось сдаваться на милость несовершенства, обратившись к способности совершенной приспособляемости. Марсианская гракула, перенесенная на Землю, обращается то колесом, то ланью, то аэростатом, а то матрацем, в каждом случае, достигая совершенства за счет использования некоторой доли несовершенства, которую можно определить по тому «странному вкусу», [8] к которому она прибегает, чтобы раскрасить себя незабудками в зеленом поле. И приводит человека к примирению с природой, о котором он никогда еще не знал: пусть приспосабливается.

[1] Сергей Другаль. Тигр проводит вас до гаража: рассказ. – В книге: Сергей Другаль. Василиск: фантастические рассказы и повесть. Художник Л.А. Махота. – Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1990. – 288 страниц с иллюстрациями. — Страница 49-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 48-я.

[6] Сергей Другаль. Вишневый компот без косточек: рассказ. – Здесь же, страница 53-я.

[7] Сергей Другаль. Тигр проводит вас до гаража: рассказ. – Здесь же, страница 49-я.

[8] Здесь же, страница 52-я.