Сенат людей, роботов и программ

Mihail i Larisa nemchenko. Tol'ko chelovekРоботизация сената не должна нас беспокоить, — в конце концов не так уж много среди нас сенаторов, — зато голосуя за роботов-сенаторов, буде нам представится такая возможность, мы сможем прямо, без посредников проголосовать за рабочие места в роботостроительной промышленности и смежных с ней областях, ведь роботы-сенаторы — это роботы высшего качества, они комплектуются лучшими деталями «для успешной общественной деятельности. Никаких дешевых заменителей – все только первосортное. Глаза – на совершеннейших микрофотоэлементах. Лицевые мышцы – из самых эластичных полимеров…» [1] Бионике робота-сенатора под стать его «электронный мозг», набитый «самыми разнообразными знаниями в объеме энциклопедии. Ну и соответствующий словарный запас. Около сорока тысяч слов». [2] Человек сможет победить на выборах в сенат только в том случае, если избиратели, презрев лучшие качества робота-сенатора и заодно свои коренные интересы, станут голосовать за него из принципа: человек — голосую. Антропоморфные роботы-сенаторы, впрочем, будут избираться в сенат только в период перехода от сената, который состоит из живых людей, к сенату, который будет представлять собой программную оболочку,  умещающуюся на одном жестком компьютерном диске. В последнем случае избиратели поддержат производителей программного обеспечения, ведь каждый сенатор будет представлять собой ничто иное как программу, способную проводить требования избирателей в жизнь. Не сложно представить, какие великие силы потребуются для того, чтобы производить, обслуживать и постоянно совершенствовать каждую из программ-сенаторов и программу-сенат в целом. Но положительные следствия роботизации сената касаются не только промышленности, главное, они позволят человеку подняться еще на одну ступень на пути к высшей, идеальной человечности. Известно, что люди относятся к антропоморфным роботам с подозрением. Они видят в них конкурентов не только на рынке труда, но во всех сферах жизни, каких только не коснись, они думают, что роботы могут лишить их положения, которого они достигли за миллионы лет эволюции и социального развития. Метафоры, вроде «кибернетическая дешевка» и «электронное чучело», [3] которыми наиболее нетерпимые из людей одаривают антропоморфных роботов, не только выдают глубину проблемы, но указывают путь, который предстоит человеку пройти, чтобы стать подлинными людьми. Избирая сенаторов, люди надеются на то, что они поведут нас по этому пути, и на то, что обратившись однажды к вопросу о медицинском освидетельствовании сенаторов с целью узнать, кто из них робот, а кто человек, а такой вопрос непременно возникнет из самой логики роботизации и автоматизации законодательной деятельности, только один печально знаменитый «сенатор Смит» [4] проголосует за освидетельствование. Результаты голосования породят массу нелепых измышлений, но не смогут скрыть того великого факта, что для совершения важных дел вовсе не обязательно скрывать свою сущность за антропоморфным одеянием. Люди, роботы и программы имеют право избирать и быть избранными. По крайней мере, в сенат.

[1] Михаил Немченко, Лариса Немченко. Голова под мышкой: фантастический рассказ. – В книге: Михаил Немченко, Лариса Немченко. Только человек: фантастические рассказы. Художник А.А. Лебедев. – Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1979. – 208 страниц. — Страница 168-я.

[2] Здесь же, страница 169-я.

[3] Здесь же, страница 172-я.

[4] Здесь же, страница 174-я.