Кибернетический трансформатор психических состояний

Kirill Dombrovskii. Ostrov neopytnyh fizikovСерега — мальчишка конкретный. Он первый сказал: «Скучно!» [1] И сделалось по его слову: каникулы начались, а рыба, как и в прошлом году, в Москва-реке не ловилась. Пионерский лагерь открывается только через десять дней. На Луну лететь нельзя, потому что туда хотят лететь все первоклашки. Серега — не первоклашка. На необитаемых островах, — там в прежнее время можно было сразиться с пиратами, даже с тиграми, и найти «громадные запасы золота, или, пожалуй, не золота, а урана, или еще какого-нибудь атомного материала», [2] — тоже нечего делать – «на них теперь только бомбы испытывают». [3] Отправиться на острова – это, конечно, предложение Сереги: пиратов там точно нет, но зато под бомбами острова стали еще более необитаемыми. Заниматься наукой тоже нет смысла, потому что наука не может помочь тем, кто хочет раздобыть норвежскую марку с плотом «Кон-Тики», отменить закон Архимеда и двойку с ним связанную, [4] улететь «на Кубу, или в Африку, или на остров Пасхи… Или еще лучше» — плыть «на плоту в Тихом океане», держа курс «на коралловые острова», [5] из тех, которые еще не разбомбили. «Наука все может: все, что хочешь!» [6] Но она не может отменить свои собственные законы. А новых законов, которые могли бы потеснить старые, не предвидится: «Законы физики все уже давно открыты, так же как Серегины необитаемые острова». [7] Так что ни норвежских филателистических магазинов, ни Пасхи, ни Кубы, ни плотов, ни коралловых рифов ждать ниоткуда не приходится. Серегина конкретность может быть преодолена только волшебством. Волшебство не покажется таким уж невозможным, если поискать для него какие-нибудь синонимы: например, «мысленный эксперимент», «сложное математическое волшебство», «воображение». [8] Синонимы делают волшебство более понятным, осязаемым и конкретным. Но волшебство остается волшебством и среди своих синонимов. Появляется волшебник. Современный волшебник, знаток современной науки, которая, однако, не запрещает ему, словно фокуснику, щелкать пальцами. «А зачем вам понадобилось пальцами щелкать?» [9] А затем: щелк! И четверо московских мальчишек впадают в глубокий гипнотический транс. Серега уже изнутри транса успевает назвать волшебника гипнотизером: «Он делает руками пассы – такие плавные движения – и внушает другим все, что угодно. Например, может внушить сразу всем зрителям в театре, что идет дождь…» [10] Однако Серега не знает, что гипнотизер может внушить четверым мальчишкам целый мир. Серегу подвел его собственный критицизм. Гипнотизер дает мальчикам проводника – «кибернетический трансформатор физических законов» [11] с инструкцией. К чему стремился волшебник — неизвестно. Может быть, он хотел немного развлечься. Лето, скучно. Он только не учел, что связался с русскими мальчиками. Прибор они включили, а инструкцию потеряли. И началось кибер-гипно-путешествие.

[1] Кирилл Домбровский. Остров неопытных физиков: повесть. Художник А. Шадзевский. Послесловие профессора К.П. Станюковича. – Москва: Детская литература, 1966. – 192 страницы. — Страница 3-я.

[2] Здесь же, страница 4-я.

[3] Здесь же, страница 5-я.

[4] Здесь же, страница 6-я.

[5] Здесь же, страница 4-я.

[6] Здесь же, страница 5-я.

[7] Здесь же, страница 6-я.

[8] Здесь же, страница 11-я.

[9] Здесь же, страница 10-я.

[10] Здесь же, страница 15-я.

[11] Здесь же, страница 13-я.