Минус один остров

Genrih Al'tov. LegendaРечь природы – цвет. Цветом говорит машина, хотя умеет говорить и словами, она даже написала стихи «о драке «горизонтальных кошек» с «симметричным меридианом». [1] . «Машина, например, включила желтый свет, означавший плач, когда впервые узнала структурную формулу бензола. Машина никак не реагировала на формулу динатрисалициловой кислоты. Но упоминание о натриевой соли это кислоты неожиданно привело ее в бешенство: желтый сигнал стал оранжевым, а потом лампочка перегорела…» [2] Желтый, соответствующий плачу, и оранжевый, соответствующий бешенству, универсальные знаки, косвенно указывающие на то, что, возможно, и через машину говорит природа. Машина может рассказать о своем настроении словами, а природа не может. Машина делает уступку природе. Фиолетовый свет означает, что у машины хорошее настроение, зеленый – что её смешат квадратные уравнения. [3] У природы нет возможности говорить словами, она использует только цвета. Цветовой язык природы хорошо известен ученым, они говорят на нем с природой, но другие люди узнают о нем тогда, когда случается катастрофа. Когда возле острова Сломанная челюсть в Каспийском море потерпело крушение гидрографическое судно Академии наук с грузом шаровых молний, на выручку ему пришло аварийно-спасательное судно «Гром», порт приписки Баку. [4] Гидрограф затонул, а шаровые молнии пришлось поднимать на поверхность. Спасатели, хотя они, кажется, не должны были еще знать, — это была тайна ученых, — что шаровые молнии не только приручены, хотя и не до конца, и что у каждой из них есть характер. Или, точнее, у шаровых молний бывает настроение. Характеру, или настроению, соответствует цвет. «Сиреневая молния оказалась совсем холодной, а красную трудно было удержать в руках». [5] Среди шаровых молний «есть упрямые, злые, хитрые. Есть спокойные, добрые». «Самые хорошие молнии – черные – всегда скромны. Они не разбрасывают искры, не жужжат, не слепят глаза. Но энергии и» «порядочности в них больше, чем в жужжащих». [6] А все вместе они рассказывали какую-то одну историю. «Получалось совершенно необыкновенное, феерическое зрелище: вся толща воды светилась переливающимися, сверкающими, ослепительно яркими красками – от лимонно-желтой до пурпурной». [7] Ученые хорошо понимали эту историю: шаровым молниям не понравилось под водой. Каждый из тех, кто взглянул бы на цвет этих шаровых молний, сразу бы понял, что от них надо бежать как можно дальше, поскольку энергия, которая в них таилась, приготовилась вырваться наружу. Однако язык шаровых молний не знали моряки. Сигнал бедствия был подан им при помощи шаровой молнии, но старой доброй морзянкой: три точки – три тире – три точки. Спасатели и ученые остались живы. Синие волны Каспийского моря поглотили лишь желтые пески и серые скалы острова Сломанная Челюсть.

[1] Генрих Альтов. Может ли машина мыслить? рассказ. – В книге: Генрих Альтов. Легенды о звездных капитанах: рассказы. Художник Л. Бирюков. – Москва: Детгиз, 1961 (1962). – 2-е издание. – 120 страниц. – (Школьная библиотека). — Страница 73-я.

[2] Здесь же, страница 72-я.

[3] Здесь же, страница 73-я.

[4] Генрих Альтов. Скучный капитан: рассказ. — Здесь же, страница 76-я.

[5] Здесь же, страница 82-я.

[6] Здесь же, страницы 89-я и 90-я.

[7] Здесь же, страница 84-я.