Дух. Сон. Видение

Sergei Drugal' VasiliskЧеловек не привык еще понимать речь животных – разговор с ними его смешит, ему кажется, что это происходит не на самом деле, то ли во сне, то ли в сказке, и сам себе он поэтому кажется сказочным видением. Трудно считать себя человеком, если понимаешь котов, леопардов, попугаев и воронов так, как понимаешь людей. Настоящий человек речь животных не разумеет. И звери, видя, что человек их не понимает, тоже стараются помалкивать. Хотят быть настоящими. То, что настоящий человек обычно называет разговором с животными, это игра, когда человек говорит и за себя, и за зверей. Природа, населенная не понимающими друг друга людьми, зверями и птицами, называется настоящей природой, но, к счастью, ее уже нет. То, что называется настоящим, не существует. На смену настоящей природе пришла природа бионическая, возникшая из соединения протоплазмы и механики. Человек эту природу пронзил иерархиями. Во главе, конечно, он – новатор, модернизатор, рационализатор и основной пользователь. Ниже него слуги – человекоподобные киберы. Отличию людей от киберов трудно дать определение: люди правят, киберы подчиняются – это главное. Киберы обладают толикой свободы, но только в силу того, что подчиняются не каждому, а инструкции. Инструкция – это киберовская вольная. Ниже киберов – орнитопланы. Они не говорят, но соединяются с людьми по типу старых, из настоящей природы, лошадей. Всадники и лошади, сливаясь в одно психическое целое, образовывали кентавров. Теперь так сливаются человек и орнитоплан: человек «достаточно четко перевоплощался в здорового аиста» — это необходимо для управления орнитопланом, — пусть «представить себя аистом с подбитым крылом» ему было еще нелегко. [1] Речь орнитоплану не нужна – за него говорит его наездник. Еще ниже и как бы в стороне дикие звери и птицы. Они умеют говорить, но разговор с человеком тоже кажется им не совсем обычным делом, и они скрывают свое смущение за дурачествами. Понятно, откуда происходит ностальгия по настоящей природе: в настоящей природе звери молчат, но молчат серьезно, а в био-механической природе они говорят, но все как-то в абсурдистском духе. Реставрация настоящей природы — дело необходимое, но теперь невозможное без модернизации. [2] Нельзя перенести настоящих животных в этот мир без, например, способности к речи или общей регенерации. Такой перенос был бы слишком жестоким. Впрочем, это не главная проблема. Человек, создавая новую природу, а так же перенося в нее старую, настоящую природу, так и не узнал, где природа начинается, а где заканчивается. Опасаясь упустить что-нибудь важное, он прихватывает куски иной природы, переносит в свою новую природу существ, более чутких к речи, чем звери и птицы, и они при словах «иди к черту!» [3] рассыпаются в прах. Тут человек догадывается, что он не протоплазма, не бионика, а дух. Сон. Видение.

[1] Сергей Другаль. Экзамен: рассказ. – В книге: Сергей Другаль. Василиск: фантастические рассказы и повесть. Художник Л.А. Махота. – Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1990. – 288 страниц с иллюстрациями. — Страница 17-я.

[2] Здесь же, страница 18-я.

[3] Здесь же, страница 26-я.