Биоэлектроника и молитва

Semen Slepynin. Mal'chik iz savannyЧеловекоподобные киберы происходят не из потребности человека в комфорте, а прямо из человеческих отношений. Технологии не объясняют возникновение биоэлектронной прослойки между человеком и приборами, ведь при управлении приборами люди могут обойтись пультами дистанционного управления и, наверное, собственными мыслительными средствами. Человекоподобные киберы нужны для другого, хотя формально они используются именно для управления приборами от имени человека, — они удовлетворяют потребности человека во властвовании и подчинении. Гравитонный век – это век равенства. В основе отношений между людьми лежат теперь не иерархии, а отношения сотрудничества и содружества, которые охватывают, может быть, и отношения между человеком и животными. Однако потребность человека во властвовании и подчинении никуда не исчезла, и проявляется на каждом шагу. Мальчик-кроманьонец, перебравшийся из каменного века в гравитонный, слышит от своего сверстника упрек, указывающий на то, что они находятся на разных ступенях развития: «Осторожнее ты, первобытный!» [1] Упрек кажется тем обиднее, что высказывается по второстепенному поводу сыном человека, который руководит проектом переселения мальчика-кроманьонца из прошлого в будущее. Мальчик, столь непосредственно высказавший потребность во властвовании, не знал еще, что она держится не только на словах, и остался без зуба. Властвовать можно, опираясь на некое превосходство. Поэтому-то киберы, хотя их можно было сделать неотличимыми от людей и по внешним, и по душевным качествам, и по умственным качествам, да что там — они без труда во всем могли превосходить человека, заведомо создавались слугами. Они получали утрированную внешность, в них закладывалось знание того, кто здесь хозяин – «слушаюсь, хозяин!» [2] – а кто слуга, и самые различные недостатки, которых уже не было у человека. «Домашние киберы у коллекционеров, увы, повально страдали древним недугом. Незаметно похитить редкую книгу, марку или монету не считалось у них зазорным. Да и сами коллекционеры частенько смотрели на это сквозь пальцы: дескать, что с них, роботов, возьмешь…» [3] Властвование подразумевает перекладывание ответственности на слуг. И владельцы киберов этим пользовались: когда человек задает программу кухонному автомату – он сам отвечает за обед, но когда он отдает приказание человекоподобному киберу – отвечать будет кибер. Человек освободил себя от ответственности перед самим собой. Правда, «в некоторых домах» киберы «становятся чуть ли не членами семейства», и вместо кличек обретают имена, однако в представлении гравитонного века, надо думать, эти имена связаны с именами русских крепостных крестьян и челядинцев. [4] А люди, по крайней мере, главные герои, носят имена царей: Сан – Александр, Иван и даже Октавиан. Киберы существа не безропотные: обладая способностью перенимать человеческие манеры и, прежде всего, «смешные привычки», [5] они получают возможность отвечать и подспудно поучать людей. А значит, они получают начатки способности к власти. Пусть гравитонный человек молится.

[1] Семен Слепынин. Мальчик из саванны: фантастическая повесть. – В книге: Семен Слепынин. Мальчик из саванны: фантастические повести. Послесловие В.И. Бугрова. Художник П.А. Ершов. – Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1985. – 304 страницы. — Страница 208-я.

[2] Здесь же, страница 206-я.

[3] Здесь же, страница 198-я.

[4] Здесь же, страница 206-я.

[5] Здесь же.

Comments are closed.